09.12.2019

Свободная Платформа

Три угрозы, которые могли расшатать основы государственности

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

27 октября, исполнилось 20 лет со дня расстрела парламента Армении. В связи с этим, в прессе появилось множество публикаций по этой теме. Выступали тогдашние очевидцы событий, политические деятели, представители власти, оппозиции и политологи. Еще больший интерес к данной теме породил тот факт, что по прошествии 20 лет Наири Унанян, главное действующее лицо этой трагедии и отбывающий пожизненный срок в тюрьме, попросил о помиловании.

В новейшей истории Армении было три краеугольных события, которые могли привести к потере государственности Армении. Это 27 октября, события 1 марта и апрельская война 2016 года. История не любит сослагательного наклонения, но действительно, если бы в результате этих трех политических катастроф события развивались в немного другом русле, они могли стать разрушительными для государственности не только Армении, но и Арцаха. При правлении всех трех президентов в Армении совершались политические убийства, многие из которых до сих пор не раскрыты. Нет смысла приводить конкретные примеры, они всем известны. Но эти политические убийства, в основном, были следствием борьбы за власть и реальной угрозы разрушению политической или оборонной системы государства не несли.

До сих пор мы не знаем ответа на многие вопросы по всем трем событиям. Если расстрел парламента 27 октября, по словам тогдашнего президента Роберта Кочаряна, «это преступление может раскрыть даже рядовой участковый», то почему до сих пор неизвестно, как группа из пяти человек смогла провести на территорию парламента даже не пистолеты, а автоматы, кому звонил Унанян из зала парламента и докладывал, что он свое дело сделал и почему они опаздывают (кто опаздывает?), почему в дальнейшем стали погибать свидетели этого дела как  в тюрьме (при ремонте электроплитки?), так и за рубежом, и многие другие.

По делу 1 марта мы с нетерпением ждем начала суда и ответа на вопросы - кто дал команду или разрешил стрельбу на поражение, по чьей команде войска из Арцаха были в эти дни дислоцированы в Ереване, кто после введения чрезвычайного положения взял на себя руководство армией и внутренними войсками? Но, как показывает реальность, суд начнется еще не скоро и если начнется, то по нынешним темпам будет длиться в лучшем случае не менее 2-3 лет.

По результатам апрельской войны общественность также ждет ответ на главный вопрос - какова роль в этой войне верховного главнокомандующего Сержа Саргсяна и всего высшего руководства Армении и Арцаха. Многие говорят о том, что раскрывать события по апрельской войне вообще нельзя, ибо это может развалить армию. Но здесь речь не идет о солдатах, офицерском составе и генералитете, которые с достоинством выполняли свой долг перед Родиной. Более того, как заявил премьер Никол Пашинян, он имел беседу с начальником разведуправления армией и никакого саботажа или предательства он не нашел. Естественно, что министр Давид Тоноян говорит, что заговора не было. Правильно, заговора не было и не могло быть. Было строгое выполнение приказа. Основа руководства армией это единоначалие. Никто не имеет право обсуждать приказ. Его надо выполнять. Невыполнение приказа, тем более в военное время, это дезертирство и саботаж, и судят таких солдат или офицеров по законам военного времени. Однако здесь возникает вопрос – кто НЕ ДАЛ ПРИКАЗ об открытии огня на поражение, когда армия противника под покровом ночи перешла рубеж линии обороны Арцаха при том, что неоднократно солдаты на передовой докладывали о передвижении войск противника и если не откроют огонь, то будет уже поздно? Кто ДАЛ ПРИКАЗ остановить войска, когда они перешли в контрнаступление? Ответы на эти вопросы надо знать и эти ответы совершенно не бьют по имиджу армии и не дезориентируют ее. Наоборот, все знают, что, если бы не армия, противник бы завоевал не только пресловутые 800 гектаров.

Сейчас надо без эмоций, без навешивания ярлыков, объективно расследовать эти вышеупомянутые три события именно для того, чтобы впредь, за всю дальнейшую историю Армении такого не повторилось. Бог простил нас в этих трех случаях и уберег Армению. Четвертый подобный случай может оказаться фатальным.

 

Карапет Каленчян