21.06.2019

Редакционная

В ожидании настоящих перемен

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Система Сержа Саргсяна исчерпала себя, и он был вынужден уйти. Так и произошло: он ушел, но вопрос трансформации системы остался открытым.

Система управления может рухнуть, может и трансформироваться - третьего варианта нет. Система управления состоит не только из власти, но и из многих атрибутов власти, таких как оппозиция. Любые изменения также подразумевают появление качественно новых чиновников, однако на основе какой системы ценностей назначаются новые чиновники или даже по каким критериям руководствовался Никол Пашинян при «назначении» депутатов блока «Мой шаг», до сих пор неясно. По крайней мере, широкая общественность не владеет информацией об этом.

Каким трансформациям подвергнется правительство, провозгласившее себя революционным, на основе каких концепций происходят структурные изменения построения правительства и на решение каких проблем все это нацелено, - остается неясным. Есть много вопросов, но нет ответов. Или же они запаздывают.

Если критерии системных изменений и назначения новых кадров неизвестны, то мы должны предположить, что система Сержа Саргсяна не рухнула: она находится в фазе преобразований – трансформации. Конечно, одиозные деятели ушли, ушла и РПА, как символ прошлого. Серж Саргсян самолично обеспечил этот уход и РПА является жертвой не нового правительства, а самого Сержа Саргсяна, однако наша проблема в другом. Произойдет ли трансформация правительства, или же существует «духовный» архитектор новой власти, который способен обеспечить институциональную трансформацию?

Общество чувствует потребность в такой трансформации, и новое правительство также чувствует, чего от него ожидают, но не знает, что делать, и решает изменить структуру правительства, предлагает изменить государственный гимн, флаг, а затем изменить что-то другое, но общественные ожидания не будут удовлетворены путем изменения дизайна государства.

В борьбе за власть нет правил (оппозиционер Пашинян мог говорить, что ему приходило на ум), но власть не может управлять страной без четких правил. Взаимоотношения между бывшими криминально-олигархическими властями были заложены на криминальной основе, что также регулировалось. Теперь, если новое правительство отрицает такие отношения, тогда каковы же принципы новой системы? У нас снова нет ответа.

Депутаты блока «Мой шаг» голосуют единогласно, всегда поддерживают предложения правительства и избегают публичных платформ. Это недостойное поведение для революционеров, это даже контрреволюционная позиция. Поскольку новое правительство еще не объявило о новой системе ценностей, это бремя ложится на общественность и внепарламентские силы. Смогут ли общественность и внепарламентские новые и старые силы провозглашенную революцию превратить в настоящую революцию - покажет время. Вопросом времени также является и то, присоединятся ли представители парламентского большинства к данному делу, или же они продолжат молчать или оправдывать противоречивые заявления премьер-министра?

В любом случае, общественность ожидает реальных изменений и в первую очередь, в поле ценностей.