18.08.2019

Аналитика

Армения 2018: время крушения мифов

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

2018 год подходит к концу. В Армении это означает завершение тридцатилетнего периода доминирования зарожденного в результате карабахского движения 1988 года политического класса. Страна прошла весь цикл - от возникновения авторитарной системы (1996 год), взлета и падения "военной олигархии" (1997-99 годы), укоренения криминально-олигархического режима (2003-2018), до бархатной революции (2018 год). Вместе с вытесненным из системы государственного управления политическим классом, ушли в историю и укоренившиеся в политической жизни идеи и методы политической борьбы. Завершился длительный период политической борьбы в условиях отсутствия свободных выборов. А именно: периодические закрытые циклы - выборы, фальсификация их результатов, поствыборные протесты, апелляция оппозиции в Центральную избирательную комиссию и Конституционный суд, подавление волны протестов мирным или силовым путем.

Преодоление указанного периода началось с девальвации партий и потери их влияния на общество. Пути политического класса и общества разошлись. Начиная с 2012 года общество отвергло политику партий и начало внедрять и развивать политику нового поколения - гражданские инициативы. В обиход вошла технология мирного неповиновения. В течение нескольких лет состоялись несколько массовых акций неповиновения решениям властей - движения "Я против", "100 драм", "Электрик Ереван". Параллельно, в противовес этой тенденции, в общественном сознании углублялась идея о безальтернативности вооруженной борьбы в целях свержения режима. Обществу внушалось, что режим можно смести только путем вооруженного восстания. Неудачная попытка организации вооруженного восстания в 2016 году (захват ППС членами движения Сасна црер) и последовавшие за этим репрессии против мирных демонстрантов ослабили влияние идеи вооруженной борьбы на общественное сознание.

Казалось, общество смирилось с безысходностью. Правящий режим внушил себе, что есть возможность увековечить свою власть путем махинаций с законодательством. Однако, попытка главы криминально-олигархического режима С.Саргсяна путем изменения Конституции и фальсификации парламентских выборов 2017 года осуществить такую программу не только не имела успеха, но и подвела страну под критическую черту. Открытая ложь С.Саргсяна перед народом (обещание не выдвигаться в третий раз на пост главы государства) мобилизовало народ против него. Остальное было только делом техники - общество Армении уже достаточно усвоило практику борьбы на основе технологии мирного неподчинения. Народ оставил полицию без дела - полиция сдала режим, заявив публично, что не желает вовлекаться в политическое противостояние. С.Саргсян признал свою неправоту и отрекся от поста премьера. Засевшим в парламенте депутатам правящего режима не осталось ничего, кроме как назначить "представителя народа" Н.Пашиняна временным премьером. Дальше все пошло "по нотам революции". Власть в стране сменилась по итогам внеочередных парламентских выборов.

Важным обстоятельством при всем этом стало то, что в общественном сознании произошло крушение многих ложных убеждений, укоренившихся на протяжении тридцати лет. На протяжении десятилетий народу со всех сторон внушали, что против укоренившегося в стране режима нет игры, а любые попытки сопротивления могут привести только к дестабилизации страны и неминуемым потерям. Излюбленными тезисами разношерстных глашатаев были: не надо забывать уроки "первого марта" (расстрел протестующих в 2008 году); действия народа без руководства партий аполитичны и неэффективны; режим можно сместить только оружием; борьба с целью свержения режима приведет к "украинизации" Армении (вмешательство России); Азербайджан нападет на Арцах; сместить режим могут только внешние силы; олигархи вынесут деньги из страны, и пр.

На деле, все эти тезисы оказались идеологическими пузырями, как и сам существующий в стране режим. После его демонтажа страна даже никак не прочувствовала уход из системы государственного управления корпуса коррупционеров и дельцов криминального бизнеса. Обыденная жизнь граждан осталась в прежнем режиме - воочию заметна лишь самоизоляция бывших "феодалов". Оказалось, что общество имело дело с корпусом паразитов, и не более. Остаточным явлением стала повышенная степень озлобленности в среде тех граждан, которые в результате мирной революции потеряли свои незаконные привилегии. В их душах теплится надежда, что новые власти потеряют доверие и все вернется на круги своя.

Соответственно, в публичных дискуссиях настойчиво муссируется тезис о том, что "народ обманут". Как обычно бывает в подобных случаях, общество шантажируют "неминуемыми катастрофами", "происками третьих сил" и пр. Вакуум мифов заполняется новыми мифами. Каждый промах властей приводится как аргумент своим "предсказаниям". Этому содействует и некоторая бесцеремонность новых властей по отношению к "прежним". Заявившие о приоритете закона деятели порою не отдают отчета многим своим действиям. Атмосфера полного нигилизма общества по отношению к "прежним" подхлестывает такую бесцеремонность. Большинство граждан желают наказания "прежних" и возвращения узурпированного ими национального богатства. Как это делают новые власти - мало кого интересует.

Отдельной темой беспокойства является тема влияния факта смены власти на Арцах и арцахскую проблему. Здесь позиция властей наиболее уязвима, поскольку поле для алармических фантазий бесконечно. 

В связи с этим, большую актуальность приобретает вопрос о том, в каком направлении будут развиваться политические, правовые и экономические процессы в стране? Многие считают, что у революционного правительства нет четкой стратегии развития государства. Есть мнения и о том, что внешние силы не дадут Армении перейти в новое качество. Есть еще много иных мнений ... но всему судьей является время.

 

Манвел Саркисян