21.02.2020

Редакционная

Виртуальная Армения против реальной Армении

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Смена власти в 2018 году произошла при непосредственном и решительном участии широких народных масс. Если  до этого влияние общественности на политические процессы и государственное управление было незначительным, а выборы представляли из себя всего лишь ритуальный акт воспроизводства власти, то оглушительный вход масс в политические процессы изменил всю логику развитий.

Никол Пашинян провозгласил себя “премьер-министром народа”, заявил о том, что “двери правительства – это двери народа”, а в основу своей политики поставил лозунг “вернуть все разграбленное народу до последней копейки».

Массы почувствовали себя хозяевами власти, и отныне все должны были считаться с их мнением.

Создалась новая ситуация. Казалось, в Армении победила демократия, и известный девиз экологов “Мы -  хозяева нашей страны” стал реальностью. Однако, не все оказалось так гладко. В итоге разноуровневая масса с различным интеллектуальным потенциалом и образовательным цензом оказалась под прицелом.  Развернулась политическая борьба за мысли и сердца этой массы. Основными инструментами влияния стали социальные сети и сайты: борьба с улицы перешла в виртуальное пространство.

Неслучайно слова “популизм”, “манипуляция”, “демагогия” стали наиболее востребованными и актуальными, были созданы целые сообщества «фейков”, основной целью которых стало - заглушить оппонентов. Сквернословие и манипуляции стали реальностью, удушающей “Новую Армению”, а под прицелом на сей раз оказался народ.

Организация конструктивных, креативных дискуссий, основанных на  холодной логике, стала невозможной.

Источник власти – народ, оказался в эпицентре спекуляций различных политических сил и группировок. А политическая жизнь плавно перекочевала в виртуальный мир. Пропаганда и антипропаганда стали основным занятием прессы и социальных сетей, где  позиционирующиеся стороны “работают” с оторванным от реальности виртуальным сообществом и для него.

Такова, пожалуй, реальная картина политической жизни “Новой Армении”, которая все более отчуждается от реальной Армении.  Взаимная ложь, манипуляции, демагогия, обоюдная неприязнь и обвинения стали неотъемлемой частью нашей повседневной жизни.

Возможно, действительно необходимо некое отрезвляющее потрясение, которое способно вернуть общество и политические силы в реальную Армению, хотя это худший из вариантов. Наиболее приемлемый вариант – самим вырваться из этого дикого процесса и вернуться в действительность. Без принуждения и, как говорится, без потерь.