17.08.2019

Редакционная

Новый ажиотаж вокруг карабахской проблемы

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

После того, как Никол Пашинян по итогам Венской встречи с президентом Азербайджана заявил о том, что сопредседатели Минской  группы приняли для обсуждения его повестку и о том, что он не получил ответов на свои вопросы ни от сопредседателей, ни от Азербайджана, вокруг дипломатии урегулирования Карабахской проблемы начался заметный ажиотаж.

То, что Баку попытается перевести переговорный процесс под патронаж Москвы, нетрудно было догадаться. Помнится, как после Венской встречи 2016 года, оказавшийся перед неприемлемыми для себя предложениями об установлении на линии соприкосновения войск механизмов контроля, Азербайджан упорно добивался новой встречи президентов двух стран при посредничестве президента России. Именно на этой встрече, прошедшей в июне в Санкт-Петербурге, актуальность венских договоренностей была обнулена. Руководство Армении перестало настаивать на реализации этих договоренностей, что вызвало недоумение не только в Армении, но и среди наблюдателей за рубежом. Азербайджан тогда добился своей цели.

Оказавшийся ныне перед аналогичной ситуацией, Азербайджан снова связал надежды с Россией. По словам министра иностранных дел Азербайджана Мамедъярова, "при двукратном-трехкратном увеличении усилий совместно с Россией можно надеяться на продвижении в урегулировании нагорно-карабахского конфликта".  Россия, достаточно долгое время дистанцировавшаяся от активного вмешательства в дипломатию урегулирования, естественно, должна была воспользоваться этим обстоятельством. Встреча министров иностранных дел была организована очень быстро. Однако, судя по сделанным после встречи заявлениям азербайджанского министра, на этот раз не удалось отвертеться от армянской повестки. Такое же впечатление остается от заявлений министра иностранных дел России Лаврова, не содержащих никакой конкретики, и ссылающихся лишь на прежние заявления глав государств-сопредседателей Минской группы. Даже остается впечатление, что Лавров намекает на то, что под сомнение поставлены основополагающие принципы урегулирования (зачем нужно было напоминать, что эти принципы остаются в силе и обсуждались?).

Но на этом все не закончилось. То, что дипломатия урегулирования карабахского конфликта переживает нелегкие дни, видно по предложению Государственного секретаря США Майка Помпео провести очередную встречу министров иностранных дел Азербайджана и Армении в США. Об этом Варшаве заявил глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров. Идут разговоры и о том, что аналогичная встреча может быть и в Париже. Зачем странам-сопредседателям Минской группы понадобилась такая "сепаратная" активность, пока не совсем понятно. Но ясно лишь одно: сопредседателям на встречах со сторонами конфликта не удается ответить на вопросы армянской стороны, в частности о том, почему в нарушение решений будапештского саммита 1994 года Нагорный Карабах был выведен из переговоров. Не удается ответить и Азербайджану, по какой причине нет желания вернуть в переговорный процесс Нагорный Карабах? А без таких ответов возобновить переговорный процесс невозможно - Армения настаивает на получении этих ответов.

В Азербайджане тоже хорошо понимают, что требование Армении вернуть Нагорный Карабах в переговорный процесс, а также, отказ Азербайджана пойти на такое решение, делает невозможным обсуждение территориальных проблем. Об этом, в частности, заявил один из знатоков карабахской проблемы бывший министр иностранных дел Азербайджана Т.Зульфугаров, объявив, что переговоры становятся бессмысленными для Азербайджана.

Так что, обсуждать есть что на разных уровнях переговоров и при их разных патронажах. Какие-то подходы придется менять.