21.10.2019

Аналитика

Идейно-организационные метаморфозы постсоветских обществ

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Спустя полтора года после "бархатной революции", в Армении все отчетливее проявляет себя глубокий идейный вакуум в общественно-политической жизни. Такое ощущение, что общество потеряло шкалу оценок происходящих в стране процессов. Выражаемые мнения и оценки все более отрываются от реалий. Даже можно утверждать, что людей сами реалии начинают мало интересовать. Каждый склонен рисовать свою собственную виртуальную картину "реальности".

Если присмотреться к аналогичным процессам в других постсоветских странах, скажем, в Украине, или Грузии, можно заметить те же тенденции. Стало быть, они имеют универсальные причины, даже если характер общественно-политических процессов в разных обществах различны. В этом можно убедиться, сделав короткий экскурс в историю становления этих новых обществ.

С момента развала Советского союза и образования на его территории новых независимых государств основной темой дискуссий стала тема сформировавшихся национальных властей. Превалирующей оценкой до сих пор является тезис об авторитарных и олигархических режимах, препятствующих становлению полноценных демократических государств. Принято считать, что именно эта проблема является самой трудноразрешимой для всех новых наций постсоветского пространства.

Меньше внимания обращается на социально-политические свойства обществ этих государств. А именно - способны ли общества формировать национальную власть посредством выборов? На деле, именно этот аспект политической жизни обществ является определяющим в сфере формирования бесконечных национальных неурядиц почти всех стран постсоветского пространства.

Принявшие в 1991 году декларации о формировании правовых государств народы, по преимуществу, не задавались вопросом: есть ли у них идейная база для осуществления этих деклараций? И только время показало, что у большинства обществ этих ценностей нет. Соответственно, нет способностей для построения ключевых институтов заявленных государств - института свободных выборов, и института правосудия. А если таких способностей нет, то в государственной жизни укореняется один важный феномен - феномен узурпации власти. Именно этот феномен является определяющим механизмом формирования национально-государственных реалий и причиной всех указанных национальных неурядиц.

Сформировать национальную власть и правопорядок могут только общества, обладающие правосознанием - те, которые называются гражданским обществом. Если отвлечься от принятого в западной социологии узкого понимания этого феномена, то гражданским можно назвать общество, которое основано на правосознании (гражданской морали), свободе личности и договоре. Такой подход позволяет делать более продуктивный анализ трансформаций нынешних обществ, вставших на путь формирования правовых государств. Ведь, по сути, мы сегодня имеем дело с процессом перехода традиционных и религиозных обществ в гражданскому.

 В течение четверти века система государственного управления в этих странах оказалась под диктатом крупного капитала в силу того, что она была узурпирована крупными собственниками, установившими в стране неконституционные механизмы контроля и регуляции. Под такими механизмами контроля и регуляции, в первую очередь, подразумеваются целенаправленные усилия по парализации выборного механизма формирования власти; недопущению свободного предпринимательства; контролю за судебными органами; сдерживанию свободы средств массовой информации; сдерживанию законных инициатив общества. Возможность устойчивого функционирования указанных механизмов обеспечивалась внедрением в государственную  жизнь системы договорного разделения зон и сфер политического и экономического влияния, а также централизованной системы финансово-экономических квот и теневого налогообложения предпринимателей. Конституция использовалась, при этом, для легализации данного порядка и для одностороннего притеснения общества.

В чем же ключевые причины подобного развития новых государств? Несомненно, эти причины надо искать в идейных свойствах обществ. Здесь надо попробовать охарактеризовать пути, по которым шли бывшие советские общества. Оказавшиеся под диктатом коммунистической идеологии народы Советского Союза на протяжении семидесяти лет частично отказались от своей этно-религиозной идентичности. Их жизненные приоритеты менялись поневоле, сформировав искусственное сообщество - советский народ. Этническая идентичность частично размылась - традиции начали уступать местно советским стандартам.

Именно в таком состоянии народы пришли к моменту развала их общего государства. Надо было ожидать, что ликвидация коммунистической идеологии должна была заполнить идейный вакуум национализмом. Так оно и произошло. Но наметился и другой важный процесс: апелляция к прежним этно-религиозным традициям. Именно последнее обстоятельство сформировало нынешний характер постсоветских обществ. Легкого возврата к традициям не произошло - очень быстро наметилась тенденция криминализации обществ. Приватизация бывшей социалистической собственности максимально стимулировала этот процесс. В результате, мы получили вставшие на этот путь полутрадиционные, полукриминальные общества. И, именно обществам с такими характеристиками необходимо было строить заявленные правовые конституционные государства. Понятно, что главного условия для такого строительства - правосознания граждан - у обществ не было. Результат был предопределен: в государствах укоренилась авторитарная или олигархическая система власти. О правопорядке на долгое время пришлось забыть.

Если говорить об Армении, то именно эта система (называемая здесь криминально-олигархическим порядком) была демонтирована в результате бархатной революции 2018 года. Правда, единственным ощутимым обстоятельством до сих пор является то, что владельцы крупного капитала потеряли рычаги государственной власти, и в стране возникла возможность проведения свободных выборов и обеспечения свободы слова. Все остальные обстоятельства новой ситуации общественности еще предстоит осознать и рационально оценить.

Никакой политико-правовой регуляции новых реалий в стране пока не произошло. Всего лишь дискутируются предложения по установлению новых правил, регулирующих политическое и экономическое пространства. Правил, способных институционально разделить бизнес и политику, и, соответственно, сформировать механизмы правовой защиты собственности и предпринимательства. Смысл таких предложений сводится к формированию механизмов защиты политики и системы государственного управления от диктата крупного капитала. Предложения исходят от их убеждения в том, что узурпация власти является результатом незащищенности собственности и отсутствия правосознания в обществе.

Надо подчеркнуть, что путь к преодолению антиконституционного узурпаторского режима в Армении был очень долгим. Прошли десятилетия для того, чтобы общество смогло прийти к осознанию - отвержение политических партий и апелляция к гражданским инициативам могут стать путем к осуществлению радикальных политических перемен в Армении. Это было следствие отказа от авторитарных традиций и укоренению правосознания в обществе. На деле, мы имеем дело с примером перехода традиционных и религиозных обществ в гражданскому.

Нечто подобное происходит и в Украине. Возможно, и в других постсоветских странах произойдут такие перемены.

 

Манвел Саркисян