14.10.2019

Аналитика

Сформируется ли в Армении новая политическая система?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Спустя год после демонтажа действующей в Армении криминально-олигархической системы, важнейшей политической проблемой остается характер новой политической системы в стране. Высвобождение института государственного управления от диктата капитала и укоренение механизма свободных выборов позволило вывести политические процессы в законное русло. Однако, в политической жизни, как ни странно, установился глубокий вакуум: все существующие политические силы потеряли влияние на политическую жизнь страны. И это обстоятельство имеет глубокие причины.

За все годы независимого существования Армении политическая система формировалась и действовала в условиях отсутствия механизма свободных выборов. Это обстоятельство наложило отпечаток на характер политических субъектов. Перманентно зарождающиеся партии искали для себя роли, отнюдь не соответствующие законным функциям политических партий. И действительно, как партии могли функционировать, когда в политической жизни отсутствовало главное условие для функционирования партий - свободные выборы? В чем был смысл деятельности партий? Ни для кого не секрет, что партии искали иные пути для достижения своих целей.

Эта партийная деятельность сводилась к созданию условий для торга с действующими режимами. В реальном выражении, такая деятельность сводилась к участию в общегосударственных выборах в роли оппозиционных партийных коалиций и организации пост-выборных массовых протестных акций. В этих повторяющихся циклах часть партий шла на сговор с режимом и помогала подавить любую оппозиционность в обществе, получая от действующих режимов политические и финансовые поощрения. Формируемые по итогам выборов правящие коалиции создавались с целью раздела сфер влияния всех допущенных в коалицию партий, при условии, что все члены коалиции будут соблюдать единую для режима дисциплину.

Подобная практика на протяжении десятилетий выработала множество псевдо-политических традиций. И, главное, - мало кто был заинтересован в свободных выборах. Такие выборы могли лишь подорвать базу для торга с режимами. Кроме того, они потребовали бы от партий заниматься реальной партийной деятельностью, к чему никто готов не был, да и желания не имел.

Что же получилось в результате бархатной революции 2018 года?  Условия для торга с новыми властями ликвидировались - партии остались на милость свободных выборов. И сразу же все осознали, что ставшие традициями методы политической деятельности потеряли свой смысл и какую-либо эффективность. Прошедшие за год выборы показали, что партии потеряли роль в политическом процессе. Избиратели, по преимуществу, игнорируют предвыборные партийные списки, отдавая предпочтение или спискам "революционного премьера", или кандидатам от местных кланов. То есть, электоральные процессы отмежевались от партий.

Должно быть очевидным, что описанное положение дел не может долго продолжаться. В стране за прошедший год уже сформировались ряд новых партий, которые декларируют новые подходы к партийной деятельности. По крайней мере, в их деятельности не замечается стремления к созданию условия для сговора с новыми властями Армении. Однако, заметного влияния на политические процессы они, объективно, пока иметь не могут.

Но, сейчас актуальным вопросом может быть вопрос о том: имеет ли общество идейно-интеллектуальный потенциал для формирования эффективно функционирующих политических партий? В этом смысле, особый интерес представляет сама правящая партия Гражданский договор. Как кажется, у нее должны иметься возможности для превращения в настоящую политическую партию. Но, недавно прошедший съезд правящей партии показал, что и здесь положение дел обстоит не совсем радужно.

Во-первых, разнотолки вызвал тезис премьера Н.Пашиняна о том, что их партия не приемлет никаких "измов" - то есть, отвергаются все существующие в мире политические идеологии. Реальной ценностью признаются понятия типа: "государство", "гражданин", "конституция" и пр. Такой подход, в реальности, отвергает ценность самого понятия "партия", поскольку, партия не может быть универсальным явлением (само определение  "партия" исходит из понятия "часть").

Что лидеры Гражданского договора, действительно, не придают ценности партии, свидетельствует их решение назначить на пост главы Совета партии министра территориального управления Армении. При этом, все территориальные отделы партии ГД распущены. Не трудно догадаться, что в партийной работе предпочтение будет отдано административному ресурсу. Но, что такое административный ресурс в условиях свободных выборов и отсутствия коррупции? Такого никто еще нигде не видел. Если капитал отделен от политики, на какой энергии может работать политика административного воздействия?

Все поднятые вопросы не имеют ответов, и не могут иметь. Невозможно целенаправленно укоренить в политической жизни институт свободных выборов и свободу СМИ, игнорируя свободную конкуренцию политических партий. А реальных условий для становления дееспособных партий пока в стране нет. Куда может повести описанная идейная неразбериха - трудно прогнозировать. Пока же заметно, что политический вакуум заполняется иррациональной активностью различных безыдейных маргинальных групп.

Манвел Саркисян