14.11.2018

Редакционная

В состоянии ли Кочарян повлиять на политические процессы?

Решение Апелляционного суда освободить из-под ареста второго президента Армении внесло во внутриполитическую повестку дня вопрос о том, может ли Роберт Кочарян, находящийся на свободе, повлиять на внутриармянские процессы. Хотя и до этого широко обсуждались угрозы для «бархатной» революции, возможную месть со стороны контрреволюционных сил, но после 13 августа, когда было опубликовано решение суда, эти угрозы, в каком-то смысле, получили новую жизнь. Теперь главная тревога в том, что с освобождением Кочаряна возможности последнего влиять на политическую ситуацию многократно увеличатся. Конечно, с точки зрения возможностей, одно дело, когда Кочарян за решеткой, и совсем другое, когда он на свободе. Но есть ли веские аргументы, чтобы утверждать, что второй президент способен генерировать политические процессы, опираясь на свои неосязаемые материальные и нематериальные «возможности»?

Начнем с того, что Роберт Кочарян не имеет существенной поддержки в обществе. Это также подтвердило немногочисленное собрание его сторонников перед резиденцией премьер-министра после провала встречи с журналистами, которая даже стала темой для насмешек в социальной сети Facebook. Эта акция показала, что экс-президент не может полагаться на общественные ресурсы при осуществлении какого-либо процесса. Второй путь, к которому привыкла наша политическая элита,  это целевой оборот финансовых ресурсов. Однако этот инструментарий обещает очень опасное будущее для тех, кто его применяет. Важнейшим достижением «бархатной» революции является, пожалуй, бескомпромиссная борьба правоохранительных органов против коррупции.  Поэтому при таких обстоятельствах использование данных инструментов Кочаряном и его командой означало бы «играть с огнем». Существует также нулевая вероятность эффективности политики теневых аранжировок и интриг, закрепившихся в последние годы. Не следует забывать, что предпосылкой для воплощения этого варианта являются определенные административно-политические рычаги. Сегодняшняя криминально-олигархическая администрация, конечно, не обладает такими рычагами.

В нынешнем политическом порядке порочную возможность провести контрреволюцию можно представить только в том случае, если только 45 депутатов Национального собрания, подписавших петицию об изменении превентивной меры наказания второго президента, смогут сорвать инициативу правительства во главе с Николом Пашиняном о роспуске нынешнего парламента и/либо начнут процесс для организации выбора нового премьера. Остальные - использование административных ресурсов, теневые договоренности, интриги и т. д., - неэффективны, поскольку они не соответствуют логике политической ситуации, которая появилась в Армении за последние три месяца.

Как бы странно это ни звучало, политический вес Кочаряна на свободе намного меньше, чем когда он находился под стражей. В заключении он мог и пытался представить себя как политзаключенный, у которого достаточно позитивный имидж в армянской действительности. Теперь «карьера» несостоявшегося политзаключенного испарилась, доказывая, что у нового правительства по отношению к нему не было четко направленных действий. В ближайшие дни ему будет трудно принять  решение, касательно своего будущего. То есть оставаться в образе «единственного мужчины-воина» и ждать нового задержания в отсутствие каких-либо сторонников или плюнуть на собственный раздутый образ, покинуть политику и оставить Армению в качестве слабака-изгнанника.

Ռազմավարական եւ ազգային հետազոտությունների հայկական կենտրոն

ՀՀ, Երևան 0033, Երզնկյան 75

Հեռ.՝

+374 10 528780 / 274818

Էլ. փոստ՝

info@acnis.am

Վեբկայք՝

www.acnis.am