17.11.2018

Редакционная

Страх суверенитета

Церемония празднования в мемориальном комплексе Сардарапат столетия образования Республики Армения вызвала различные эмоции и дискуссии в среде общественности страны. Главным образом, в центре внимания оказалось резкое противоречие между речью премьера Н.Пашиняна и идейным характером торжественных мероприятий. Более того, не часто употребляемые в речах официальных лиц понятия суверенитет и опора на собственные силы, вызвали не только воодушевление многих, но и, традиционный страх "перед миром". И именно выражением такого страха стали сценки танцев под русские песни периода второй мировой войны. Режиссеры мероприятия будто бы извинялись перед Россией за свое свободолюбие. В общем, данный праздник стал зеркалом сложного душевного состояния нашего общества.

Правда, необходимо учесть то обстоятельство, что праздник совпал с победой народа в борьбе против коррумпированного режима Армении. Режиссеры торжественного мероприятия, конечно же, были традиционными последователями этого агонизирующего режима. А каково политическое мировоззрение этого режима, гадать не нужно: «Сила рождает право – мы слабы – мир против нас и несправедлив – мы не можем бороться со всем миром – мы не имеем покровителей». Это даже не мировоззрение, а моральный кодекс людей, не приемлющих идею свободы - людей, впадающих в панический страх от одного только слова суверенитет. Полагать, что за короткий срок можно преодолеть это состояние души, было бы слишком опрометчиво. Прошедшие сто лет со дня формирования первой Армянской республики многие события - тому подтверждение. 

Первые шаги на пути формирования этой республики в 1918 году являются яркими свидетельствами страха политиков того времени перед суверенитетом. Даже понимания того, что после развала Закавказского сейма в 1918 году  первым делом надо принять декларацию о независимости Армении с четкими определениями ее стратегической цели, территории и пр., и того, по сути, не было сделано. Наоборот, целые годы суждения сводились к тому, с кем иметь дело? – с Россией, Англией или Ататюрком? То есть – в чьи проекты целесообразно вписаться. Мысль о том, что вооружение суверенной национальной стратегией посредством самоопределения может серьезно повлиять на позиции и действия любых держав, сформировав баланс сил вокруг суверенного субъекта, так и не утвердилась в сознании политической элиты, возникшей «по воле судьбы» первой Армянской республики.

Мало чем отличалось поведение первых властей в период формирования Республики Армения в 1991 году. На фоне наличия решения о воссоединении Нагорного Карабаха с Республикой Армении, в обиход государственной политики вошел принцип: оградить Республику Армения от любой политико-правовой ответственности за проблемы, выходящие за рамки границ бывшей Армянской ССР. Но даже воли принять декларацию о независимости этой республики не хватило. В политико-правовом обиходе осталась Декларация от 1990 года, никоим образом не претендующая на основополагающий государственно-образующий документ.

В обоих описанных случаях, от принципа строительства независимого государства на основе самоопределения, власти Армении перешли на принцип «независимость по согласованию». Речь идет о придании приоритета согласованным с Россией и другими странами мероприятиям, где отметались любые действия, по которым нет согласия внешних сил. Тем самым, в государственной политике появилась тенденция добровольного отказа от прав в угоду согласованной безопасности.

Как видим, до сих пор страх суверенитета глубоко сидит в армянском обществе, в частности, в заменяющих друг друга политических элитах. Но будем надеяться, что "сардарапатский праздник смирения" будет последним выражением этого страха. Те, кто в 1918 году отдали свою жизнь за независимость, достойны иного отношения к своей памяти.

Ռազմավարական եւ ազգային հետազոտությունների հայկական կենտրոն

ՀՀ, Երևան 0033, Երզնկյան 75

Հեռ.՝

+374 10 528780 / 274818

Էլ. փոստ՝

info@acnis.am

Վեբկայք՝

www.acnis.am