Go to the ACNIS main page Go to the ACNIS main page Go to the ACNIS main page

Main Calendar Partners About us
Articles Publications Hayatsk Yerevanits Press releases

 

Аркадий Тер-Тадевосян
Генерал-майор

Военное равновесие как одна из главных гарантий мира в регионе

Произошедшие за последние годы крупные геополитические и геостратегические изменения привели в итоге к существенному изменению ситуации в Закавказье, снижению влияния России в политической, экономической и военной сфере при одновременном усилении присутствия и активности здесь нерегиональных сил, прежде всего США и блока НАТО.

Уход России из Закавказья не стал благом для народов нашего региона. В конце прошлого века здесь возникли кровопролитные междоусобицы и войны, посеявшие семена раздора и вражды на многие десятилетия вперед, разрушившие нарабатывавшиеся десятками лет экономические связи, сорвавшие с исторической родины и обжитых мест сотни тысяч людей.

Развитие геополитической ситуации в Закавказье на нынешнем этапе отличается динамизмом, сохранением военно-политической напряженности, столкновением ряда межгосударственных и межнациональных интересов, неустойчивым и противоречивым характером политики новых независимых государств при продолжающемся соперничестве и борьбой на межнациональном, региональном и глобальном уровнях за передел сфер влияния и контроль над стратегическими ресурсами региона.

Геополитика Закавказья в ХХI столетии будет определяться процессами, которые ожидаются внутри каждого из закавказских государств, отношениями между ними и между каждым из этих государств с Россией, а также характером и уровнем их взаимодействия и сотрудничества с другими ведущими странами мира и южными соседями (в первую очередь с Турцией и Ираном). Кроме того, геополитическая картина Закавказья будет корректироваться процессами, происходящими на постсоветском пространстве, особенно в рамках СНГ.

Решение ряда геополитических задач в Кавказском регионе осложняется рядом неблагоприятных факторов, а именно:

  1. Развернувшейся острой борьбой за нефтяные источники Каспия и выбор путей транспортировки углеводородов на мировые рынки.

  2. Неурегулированностью межнациональных конфликтов (Грузия-Южная Осетия, Грузия-Абхазия, Азербайджан-Нагорный Карабах, Азербайджан-Армения).

  3. Сохранением очагов сепаратизма и терроризма на российском Северном Кавказе;

  4. Практически военный приход США и других стран НАТО, считающих регион зоной своих стратегических интересов.

  5. Политикой, проводимой правящими элитами Грузии и Азербайджана, связывающих перспективы развития и будущее своих государств, по большей части, с Западом. Для оценки геополитических перспектив и проблем на Кавказском направлении, необходимо в первую очередь рассмотреть военно-политические устремления государств Закавказья, так как именно они в наиболее полной и выраженной форме отражают политику закавказских государств.

Азербайджан и Грузия активно ищут пути интеграции в европейские экономические и политические структуры, стремятся участвовать в формировании новой структуры безопасности на основе атлантизма. Баку и Тбилиси исходят из прагматического стремления формировать привилегированные отношения с теми странами, которые в данный момент и в наибольшей степени поддерживают их замыслы и практические шаги, используя для этих целей наряду с другими средствами лозунги и идеи национализма, пантуранизма (Баку) или западничества (Тбилиси), переключения социального недовольства своего населения внутренней ситуацией на поиск внешних причин провалов и неудач. При реализации этой политики оба государства вступают в стратегическое взаимодействие как между собой, так и с другими державами, нередко на антироссийской основе.

Азербайджан свое будущее в значительной степени связывает с установлением и развитием новых стратегических связей и союзнических отношений с Турцией, НАТО и исламским миром, разыгрыванием нефтяной карты Каспия, вокруг которой в последнее время в основном строятся все политические и экономические интриги Баку.

Характерно, что ряд тактических успехов Азербайджана достигнут исключительно благодаря совпадению стремления правящей элиты Азербайджана с намерениями оппонентов России оперативно использовать эту ситуацию для закрепления и наращивания своего присутствия в закавказском пространстве в непосредственной близости от южных российских границ. Именно последнее вынуждает новых стратегических партнеров Баку зачастую закрывать глаза на те явные преувеличения и мистификации, к которым прибегают азербайджанские политики в оценках национальных запасов углеводородов и перспектив их разработки.

Помимо важного транспортно-стратегического особое значение приобретает военно-стратегическое положение Азербайджана, который рассматривается Западом и Анкарой как плацдарм для возможного геополитического и экономического прорыва в Центральную Азию. Решение антитеррористической задачи после 11 сентября 2001 года только упрочило и облегчило решение этой задачи.

Известный американский политолог Збигнев Бжезинский, говоря о значении Азербайджана, отметил, что США высоко оценивают геополитический потенциал Азербайджана в стратегически важном районе Кавказа и Центральной Азии, рассматривая его в качестве регионального «опорного элемента». Республика, по оценке американских стратегов, может сыграть ключевую роль во внешней политике США, являясь «мостом» в Среднюю Азию, Иран, Ближний Восток, юго-запад России и весь кавказский регион.

Баку не прочь играть отведенную ему Вашингтоном роль, стать «продолжением» Турции на Кавказе, что подтверждается и выбором Азербайджаном в качестве своего стратегического ориентира турецкую модель развития, а также активно развивающимися военно-политическими и экономическими связями между двумя странами. Отказавшись от российского военного присутствия на своей территории и совместной с российскими пограничниками охраны государственных границ, свернув военное сотрудничество с Россией и воздержавшись от участия в Договоре о коллективной безопасности государств Содружества, Азербайджан преднамеренно и целенаправленно пошел на расширение круга своих стратегических партнеров на западном направлении.

Неуклонно развивается азербайджано-натовское сотрудничество в рамках программы «Партнерство во имя мира» (членство с 1994 года), которое Баку рассматривает как пролог к формированию системы национальной безопасности с опорой исключительно на западные военно-политические гарантии и возможность более тесной интеграции в систему безопасности НАТО, вплоть до вступления в альянс. Специалисты НАТО оказывают азербайджанской стороне помощь в оборонном планировании и строительстве вооруженных сил, в материально-техническом обеспечении и подготовке военных кадров, создании гражданской обороны, в подготовке спецподразделений и т.д. Налажен обмен информацией политического и военного характера, работает механизм политических консультаций.

Страны НАТО, прежде всего Турция, по существу подключились к содействию в охране азербайджанских границ, в том числе воздушного пространства, оказывают Азербайджану помощь в техническом оснащении и подготовке пограничных кадров. Имеется целый набор других программ военного сотрудничества с НАТО и США. Характерно, что планы расширения НАТО на восток не только не вызывают сомнений и осуждения в азербайджанской политической элите, но и расцениваются в Баку как важный фактор укрепления коллективной безопасности в Европе.

Интенсивно идет процесс милитаризации страны. На сегодняшний день реальный военный потенциал Азербайджана превосходит официально декларируемый и существенно превышает установленные Договором ОБСЕ для Азербайджана квоты. В этой связи Агентство по контролю за вооружениями и разоружению США (АСОА) распространило специальный доклад, в котором сообщается о чрезмерной милитаризации Азербайджана и Турции и нарушении баланса сил на Кавказе в пользу последних.

Не могут не обращать на себя внимание периодически повторяющиеся заявления азербайджанских политиков о возможности размещения на территории страны военных баз НАТО.

Несмотря на приверженность западным ценностям, отношение Азербайджана к Западу не выглядит абсолютно безоблачным, как это может показаться на первый взгляд. Западная демократия действует в Азербайджане по старой и апробированной схеме: абсолютное послушание Баку в обмен на дозированную помощь Запада. У Баку имеются серьезные претензии к своим западным партнерам по ряду ключевых проблем и прежде всего по вопросу урегулирования проблемы Нагорного Карабаха. Неудачи в ходе карабахской войны, присутствие в стране большого количества беженцев остаются тяжелым экономическим и моральным бременем для азербайджанского общества. Баку считает, что в последнее время симпатии Запада по карабахской проблематике оказываются чаще на стороне Армении. Новые предложения Минской группы ОБСЕ по Карабаху были расценены как проармянские и как отход от Лиссабонской декларации. Они явно ударили по самолюбию Баку.

Во внешнеполитической стратегии неоспоримым фактом остается то, что Азербайджан намерен продолжать опираться на влиятельные международные организации, США и Турцию. Как далеко он зайдет в своем стремлении - покажет время и действия участников этого процесса.

Перспектива российско-азербайджанских отношений по-прежнему во многом будет зависеть от того, как пойдет разрешение проблемы карабахского конфликта и вызванных им последствий — утраты Азербайджаном значительной части своих территорий, выхода Нагорного Карабаха из состава страны, проблемы беженцев. По оценке азербайджанской стороны, роль России в урегулировании конфликта не только неадекватна ее возможностям, но и лежит в плоскости односторонних (проармянских) предпочтений Москвы и поэтому контрпродуктивна. Поэтому азербайджанское руководство весьма прохладно относится к посредническим усилиям России. В карабахском урегулировании Баку намерен пока использовать вес и влияние западных стран, авторитетных международных организаций. Следует ожидать, что в связи с серьезными геостратегическими интересами США, Великобритании, других стран Запада, а также Турции и международных организаций (ЕС, ОБСЕ) их участие в урегулировании карабахской проблемы будет наращиваться.

Совокупная стратегическая значимость Армении при нынешней расстановке сил в кавказском регионе существенно превосходит простой набор таких факторов, как размеры территории, численность населения, экономические и прочие ресурсы. Являясь важнейшей составной частью Закавказья, Армения в силу своего географического и геополитического положения, особенностей исторических связей с Россией, может при правильной организации взаимодействия стать не только союзником Москвы, но и выдвинутым далеко на юг стратегическим плацдармом российского влияния на Кавказе. Приоритеты нынешнего руководства Армении в области внешней политики направлены прежде всего на обеспечение национальных интересов, укрепление государственной независимости и безопасности, урегулирование карабахской проблемы, привлечение значительной зарубежной финансовой помощи для преодоления тяжелых последствий войны и социально-экономического кризиса.

В реализации политического курса Армения проявляет многоплановость, прагматизм и гибкость, сочетая интеграционные процессы с западными структурами и государствами-участниками СНГ. В своих отношениях с НАТО Армения проявляет взвешенность и стремится строить их с учетом задач военно-политического партнерства с Россией. Развивая свое сотрудничество с Россией, Ереван вместе с тем сопоставляет их с глобальными процессами, внимательно отслеживая, как складываются сейчас и какими будут в перспективе отношения Россия-США-НАТО.

Армения подписала почти все совместные документы многостороннего сотрудничества СНГ. Свои обязательства Ереван подтвердил участием в подписании 11 октября 2000 г. заявления в связи с угрозами безопасности в регионе Центральной Азии, а также соглашения о статусе коллективных сил системы коллективной безопасности и план основных мероприятий по формированию этих сил, предназначенных для борьбы с терроризмом и экстремизмом. Вместе с тем, власти нашей страны проявляют сдержанную оценку эффективности механизмов Содружества, не спешат с вступлением в общее таможенное пространство. В Закавказском регионе Армения старается поддерживать ровные отношения с Грузией. При этом у Еревана имеется определенная настороженность в отношении Тбилиси из-за явного заигрывания последнего с Турцией, политического и экономического союза с Баку, членства в ГУУАМ, чрезмерной активности в связях с НАТО.

В комплексе внешнеполитических проблем, обеспечения национальной безопасности и стабильности, важнейшей для Армении остается проблема разрешения карабахского кризиса. Вместе с тем, мир не может не учитывать то обстоятельство, что Карабах до своего урегулирования останется сильным и самостоятельным политическим фактором в Закавказье, а не объектом российско-азербайджанских или российско-армянских отношений.

Серьезным обстоятельством, обусловившим прочные основы для российско-армянского сотрудничества на определенную перспективу, остается наличие в регионе Турции — главного источника внешней угрозы. В последнее время турецкое раздражение по отношению к Армении вновь актуализировалось в связи с положительным рассмотрением парламентами ряда ведущих стран мира (в частности, Франции) вопроса о международном признании вины Турции в Геноциде армян в 1915 году.

Особое место в региональной политике Армении занимают отношения с Ираном. Их развитие показало, что Иран заинтересован в укреплении Армении в качестве самостоятельного, независимого и самодостаточного государства, способного стать долгосрочным партнером Ирана в его региональном соперничестве с Турцией и ее новым союзником Азербайджаном. Отношения между двумя странами развиваются весьма успешно, что дает основания говорить о складывающемся долгосрочном партнерстве между двумя государствами. Среди серьезных политологов, похоже, формируется устойчивое понимание того, что армяно-иранское сближение становится самостоятельным и значительным фактором в политике сдерживания атлантизма и турецкой экспансии.

В некоторых, в том числе влиятельных, армянских политических кругах выражаются опасения, что чрезмерно пророссийская ориентация Армении делает ее заложницей геополитического противостояния между Россией и США. В результате, мол, Армения не только окажется неспособной защищать собственные национальные интересы и проводить эффективную политику в карабахском урегулировании, но и может быть раздавлена в тисках противоречий соперничающих в регионе держав. К тому же пророссийская ориентация Армении якобы способна ухудшить отношения Еревана с США и Евросоюзом, поставив под сомнение актуализированную в последнее время концепцию сбалансированности внешнеполитического курса армянского руководства. Кое-кто в Армении считает, что настает время, когда, по словам главы нашего внешнеполитического ведомства В. Осканяна, «Армения будет вынуждена выбирать между США и Россией». Именно поэтому во внешнеполитический курс Армении были внесены корректировки и сформулированы принципы «сбалансированности, взаимодополнения и комплементарности» межгосударственных отношений.

Стержневым моментом принципа комплементарности и сбалансированности внешнеполитических отношений является характер взаимоотношений Еревана с Москвой и Вашингтоном. «Отношения Армении с Российской Федерацией и США основываются на принципах взаимной выгоды и партнерства». Пока же, как представляется, учет фундаментального значения российского фактора остается одним из главных внешнеполитических приоритетов республики. Сегодня Армения остается надежным, стабильным и перспективным союзником и геополитическим партнером Москвы не только в Южном Кавказе, но и во всей передней Азии. В условиях проникновения Запада и НАТО на постсоветское пространство, экспансионистской политики Турции на Кавказе, активизации фундаменталистских сил и режимов, а также продолжающейся антитеррористической операции в Чечне Армения объективно становится весьма ценным для России форпостом влияния в одном из наиболее противоречивых и геополитически важных регионов Западной Азии.

Сильным фактором, выстраивающим многие процессы внутреннего и внешнего порядка в закавказском регионе по крайней мере на ближайшую перспективу, остается проблема, связанная с карабахским урегулированием.

Важнейшим фактором геополитической ситуации в Закавказье в начале третьего тысячелетия новой истории человечества одной из чувствительнейших проблем геополитики и геоэкономики настоящего и обозримого будущего в прикаспийско-кавказском регионе стали углеводородные ресурсы Каспийского бассейна. Благодаря открытым в зоне Каспия значительным запасам нефти и газа этот район превратился в один из наиболее динамичных центров политической и деловой активности в мире. Геополитическая ценность этой зоны, ее природные и прежде всего углеводородные ресурсы, а также возможность подключения к мировым рынкам, стали ставкой в большой политической игре, которую ведут местные элиты, региональные государства и ведущие мировые державы.

Переплетение противоположных стратегических интересов региональных и ведущих нерегиональных государств, появление новых центров притяжения ведет к образованию здесь потенциального очага острой международной конкуренции и напряженности, влияет на устойчивость развития региона, военно-политическое равновесие как на Кавказе, так и в соседних (через море) государствах Центральной Азии, пути, которые из Европы пролегают через Кавказ. История показывает, что богатые нефтью регионы в далеком и недавнем прошлом нередко становились зонами длительных и интенсивных конфликтов, а в промежутках между ними региональная ситуация часто была довольно неустойчивой.

На сегодняшний день обстановка складывается таким образом, что политику и стратегию на Кавказе, похоже, будут определять нерегиональные державы, в первую очередь США, при необходимости — с опорой на военную мощь НАТО. Главная стратегическая задача Вашингтона — выдавить Россию из региона и лишить ее не только возможности участвовать в разведке, разработке и транспортировке нефти и газа, но и вообще изолировать ее, отсечь от Кавказа, отлучить от кавказских дел. Эта цель последовательно и во многом успешно реализуется, в том числе с помощью нынешних властей Азербайджана и Грузии.

Американская политика в Закавказье в ближайшей и среднесрочной перспективе будет осуществляться в соответствии со «Стратегией национальной безопасности США для нового столетия». В условиях нестабильности и повышенной конфликтности прикаспийско-кавказско-черноморского региона Вашингтоном в качестве одной из главных ставится задача наращивания западного военного присутствия в регионе посредством вовлечения закавказских государств в систему атлантической безопасности через натовскую программу «Партнерство во имя мира»и окончательный отрыв государств Закавказья от системы коллективной безопасности стран Содружества. Свидетельством тому является, как уже подчеркивалось выше, выход Азербайджана и Грузии из Договора о коллективной безопасности СНГ, отказ Грузии от российского участия в охране государственных границ, продолжающийся процесс вывода российских военных баз с грузинской территории. Таковы реалии и с ними надо считаться и учитывать при планировании российской политики в Закавказье.

Турция на кавказском направлении проявляет себя особенно активно и как партнер США и член НАТО, и как самостоятельный игрок. Ее стратегическое значение в регионе для интересов США и НАТО по-прежнему велико как в военном, так и других отношениях. Расположенная на турецкой территории американская военно-воздушная база Инджирлик в настоящее время является главной базой для воздушных операций ВВС США на севере Ирака. Турция остается важнейшим противовесом Ирану, к которому у США свой особый счет. Турция занимает прочные позиции в «братском» Азербайджане. Анкара остается активным игроком в богатом энергоресурсами регионе, рассчитывая, что основная каспийская нефть все-таки пойдет по ее территории к средиземноморскому терминалу Джейхан. Успешно развиваются экономические, политические и военные отношения Турции с Азербайджаном и Грузией.

65-ти миллионная Турция в замыслах Запада представляет реальную силу и является важным фактором давления на Армению в деле урегулирования карабахского конфликта в интересах Азербайджана. Нарастающий военный потенциал Турции при поддержке сил НАТО может быть использован для противодействия военно-политическому союзу Россия-Армения. Утрата Россией Крыма и Севастополя, усиление влияния ВМС Турции в Черном море за счет изменения соотношений сил в связи с разделом Черноморского флота обеспечивает ей известное стратегическое преимущество на море.

Турция, Азербайджан и Грузия при участии США подтвердили приоритетность нефтяного пути через территорию Турции к терминалу Джейхан, турецкому порту в восточном Средиземноморье. В настоящее время на основе достигнутых соглашений начата реализация проекта трубопровода Баку-Джейхан, большая часть которого проходит по территории Турции. И хотя собственных средств для строительства нефтепровода у Анкары нет, ее активность поощряется Вашингтоном, объявившим Турцию «мостом между новыми независимыми государствами и Западом», который активно используется США в деле овладения ресурсами региона и главное - в продвижении натовских интересов.

Как легко заметить, накопленных в регионе противоречий более чем достаточно для возникновения или возобновления тлеющих военных конфликтов. Однако нетрудно заметить и другое: вероятность возобновления войны в последнее время снизилась. Этому способствует в первую очередь установившийся баланс сил среди наиболее непримиримых оппонентов на Кавказе. В частности, Азербайджан, считающий себя проигравшей в карабахской войне стороной, осознает нереальность реванша военным путем на данном отрезке истории.

Следует заметить, что установившийся баланс сил является следствием не только и не столько прямых возможностей непосредственных участников потенциального конфликта, но и степени влияния в регионе их союзников. Так, в начальный период прямых военных действий между Силами Самообороны Арцаха и Азербайджаном, последний имел многократное превосходство как в военной технике и боеприпасах, так и в количестве военнослужащих.

В современном мире трудно говорить о мире или войне без учета интересов международного сообщества. От того, чью сторону оно поддержит, зависят мир, победа или поражение. С этой точки зрения нам представляется правильным комплементарная политика Еревана, который стремится к ровным и равноприближенным отношениям с ведущими странами мира, имеющими интересы в нашем регионе.

Отсюда вывод: руководство Армении должно приложить максимум усилий в стремлении убедить большую часть мирового сообщества в законности и справедливости зарождения независимой НКР. Тем не менее, подобная политика, хотя и способна создать доброжелательную атмосферу вокруг Армении, все же не является абсолютным гарантом невозобновления боевых действий с Азербайджаном, который ведет не менее активную политику по приобретению доброжелателей и союзников.

Именно по этой причине мы должны ясно осознавать как наши сильные стороны, так и уязвимые места, к ликвидации которых обязаны стремиться.

Население Армении не превышает 3,5 миллиона человек. При таком количестве населения наличие крупных соединений сухопутных войск становится нерациональным. Опасность заключается в том, что мы создали вооруженные силы, не соответствующие нашим демографическим возможностям. Тем более, что, по нашему убеждению, наличие большой постоянной армии не является гарантией безопасности страны и лишь обременяет нацию. Как считает крупнейший военный теоретик Л. Харт, «Создание крупной армии — такая же большая ошибка, как и создание слишком маленькой».

Кстати, раз уж мы упомянули Л. Харта, нелишне будет ознакомиться с некоторыми его рекомендациями по части укрепления вооруженных сил. Харт считает, что «Вооруженные силы должны состоять из определенного числа высокомобильных, хорошо оснащенных и отлично обученных частей, способных быстро перемещаться и наносить противнику серьезные удары. Дополнительные подразделения и части, мобилизуемые при чрезвычайных ситуациях, разворачиваются на базе именно этих профессионально подготовленных частей».

Приведенные рекомендации Харта снимают муссируемый вопрос о необходимости добровольческих отрядов. В независимом государстве, имеющем высокомобильную постоянную армию, добровольческие отряды не нужны. Другое дело, что мобилизационный ресурс государства должен обладать навыками профессионального воина, что предполагает необходимость всеобщего обучения военному искусству. Обучение в армии должно вестись комплексно, что предполагает наличие грамотного руководства и жесткой дисциплины. Армейская учеба должна вестись непрерывно и проходить в условиях, максимально приближенных к боевым.

Армения обязана наращивать дружеские отношения с государствами, имеющими общие с нами интересы в регионе. Договор о коллективной безопасности, заключенный между несколькими странами СНГ и ратифицированный Арменией, предполагает совместную защиту территориальной целостности этих стран, однако характер и особенности нашего противостояния с Азербайджаном дают им возможность не вмешиваться в потенциальный конфликт.

Однозначно, что Армения, даже с учетом российского военного присутствия на ее территории, никогда не превышала максимально допустимого уровня вооружений, регламентированных соответствующими международными документами. И напротив, Азербайджан не только «длительно превышает установленные для него пределы, но и продолжает приобретать все новые виды вооружений, а также ведет переговоры по организации совместного производства наступательного оружия на собственной территории».

Более того, извращая характер и цели армяно-российского военного сотрудничества, Азербайджан не жалеет сил для вовлечения в конфликт Турции, стремясь тем самым обострить напряженность, провоцировать поляризацию региона, реанимировать дух холодной войны.

Постоянно нарушая Договор об обычных вооруженных силах в Европе, Азербайджан угрожает миру, установленному в регионе, и препятствует реализации основной цели упомянутого Договора — установлению стабильности и взаимного доверия в регионе.
В противовес Армения должна противопоставить свою доктрину национальной безопасности, составными частями которой должны быть:

  1. Вооруженные Силы Армении

    Основы оборонительной военной доктрины должны предполагать ведение не только сугубо оборонительных действий, но и нанесение мощных упредительных ударов по противнику, готовящему агрессию. В настоящее время перед войсками стоит задача поднять уровень боевой подготовки на качественно более высокий уровень.

    К настоящему моменту удалось успешным образом осуществить важный, но только первый этап военного строительства. Впереди второй, куда более серьезный этап: процесс создания «Армии XXI века», целью которого является создание вооруженных сил с учетом складывающихся военно-политических реалий, достаточного уровня национальной безопасности, способных к ответу на нынешние и будущие вызовы и полностью обеспечивающей военную безопасность страны. Этот процесс представляет из себя комплекс политических, экономических, социальных, правовых, военных и иных мероприятий, которые должно осуществлять не только министерство обороны, а в первую очередь высшие исполнительные и законодательные органы государства, а также все общество.

  2. Взаимоотношения Армения-СНГ

    Армения является членом Договора о коллективной безопасности.

    Для обеспечения безопасности Армении, договор имеет большое значение. Нужно поднять на новый, более высокий уровень военное, политическое и экономическое сотрудничество между странами СНГ.

  3. Взаимоотношения с дружескими странами

    Армения сегодня сотрудничает с НАТО в рамках программы «Партнерство во имя мира».

    Укрепление военных отношений с дружескими странами имеет особое значение для Армении. Примером таких отношений можно привести Грецию.

Исходя из вышеприведенного, и в целях сохранения нынешнего статус-кво, Армения должна:

  • научиться выявлять и вычленять все возможные внешние и внутренние угрозы, разрабатывать варианты их нейтрализации;
  • рассматривать и модулировать варианты зарождения и нейтрализации угроз;
  • изучать возможности расширения зоны боевых действий за счет резервов;
  • при необходимости проводить экстренную мобилизацию военного резерва.

Приведенный комплекс действий, направленный на укрепление обороноспособности страны, а также меры по укреплению экономики и улучшению социальной обеспеченности населения способны укрепить возможности Армении как по военной части, так и в проблеме приобретения надежных союзников. Все это объективно способствует сохранению наблюдаемого ныне баланса сил в регионе, главного гаранта невозобновления вооруженных конфликтов в регионе.

Все политические вызовы Армении, реальные и возможные угрозы, процессы происходящие в регионе и вокруг него, скачкообразное изменение военно-политической обстановки и трудности в оценке происходящих событий, особенности геополитического положения страны диктуют, что безопасность Армении может быть обеспечена только в том случае, если она сумеет как сегодня, так и в обозримом будущем, обеспечить стратегический и военный баланс в регионе, который может стать результатом разработки и реализации активной внешней и военной политики, а также посредством поддержания на должном уровне своей военной мощи (с учетом реальных людских и материальных ресурсов).

 
Related Links


“Accounting for the Decade”
Go back to the table of contents

Accounting For The Decade

 



Copyright © 2004 ACNIS. All rights reserved.
Copyright Notice