Go to the ACNIS main page Go to the ACNIS main page Go to the ACNIS main page

Main Calendar Partners About us
Articles Publications Hayatsk Yerevanits Press releases

 

Давид ПЕТРОСЯН
Политический обозреватель агентства новостей «Ноян тапан»

В ЧЕМ ПРИЧИНЫ УСПЕХОВ АРМЯН В ВОЕННОЙ ФАЗЕ КАРАБАХСКОГО КОНФЛИКТА
(1991 — середина 1994 гг.)?*

Memento Patriae**

Kасательно военной фазы армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха выдвигается достаточно много версий относительно того, как именно и почему в 1991 — середина 1994 гг. армяне взяли верх над своими оппонентами. Это интересная и, к сожалению, пока мало исследованная тема. Известно, что по крайней мере в начале конфликта, многие эксперты полагали, что у Армении и армян Нагорного Карабаха практически нет шансов на успех при начале даже локальных, не говоря уже о крупномасштабных, боевых действиях против Азербайджана. Однако, с 1991 по середину 1994 гг. по объективным причинам в военном противостоянии сформировался ряд факторов, которые сыграли во многом решающую роль в выравнивании шансов сторон. Среди них выделим прежде всего следующие:

  1. Моноэтничность государства и практически завершенный процесс формирования армянского этноса. Отсюда осознание подавляющим большинством населения исключительности ситуации, т.е. понимания национально-государственных интересов и готовность осознанно пойти на необходимые жертвы. Это обстоятельство стало стержнем мужества армянских бойцов иррегулярных формирований, а затем и регулярных войск. Еще академик Андрей Сахаров отметил, что: «Если вопрос Нагорного Карабаха для Азербайджана это вопрос престижа, то для армян это вопрос жизни и смерти». Этим и объяснялось то обстоятельство, что несмотря на все социально-бытовые и экономические проблемы (отсутствие света, холод, блокада, нехватка продовольствия, массовая миграция населения и т.д.) население страны СОЗНАТЕЛЬНО поддерживало государственную политику в вопросе Нагорного Карабаха.

  2. Отчасти этим объяснялась внутренняя стабильность в Армении во время наиболее острой фазы военного противостояния (1991- середина 1994 гг.). В эти годы президент Армении Л. Тер-Петросян не вводил чрезвычайного или военного положения в стране и не ограничивал прав граждан и политических организаций. За это время не была запрещена ни одна политическая партия, не была закрыта ни одна газета. Армения была единственной страной на постсоветском пространстве, где коммунистическая партия не преследовалась после августовского путча 1991 года. Внутренняя стабильность в обществе во многом объяснялась еще и тем, что в вышеуказанный период, руководство Армении, за редким исключением, ни под каким предлогом не шло на нарушение законов и нормативных актов. Классический пример: Армения была единственной республикой бывшего СССР, которая осуществила свой выход из Империи строго следуя букве и духу известного союзного закона «О порядке выхода союзной республики из состава СССР».

  3. В вопросах формирования регулярной армии руководство Армении оказало полное доверие кадровым военным и всему офицерскому корпусу (в качестве обратного примера можно привести ситуацию в Азербайджане и Грузии).

  4. В конце 1992 года удалось добиться частичной профессионализации армии. Специальным указом президента была создана отдельная мотострелковая бригада, набор в которую осуществлялся только на контрактной основе. В ее состав вошли, в основном, бойцы-фидаины из различных разношерстных иррегулярных подразделений территориальной обороны. Данная акция (ее инициатором был министр обороны страны Вазген Манукян) автоматически привела к ликвидации в стране так называемых «незаконных вооруженных формирований», еще большей стабилизации обстановки внутри страны и формированию чрезвычайно боеспособного соединения, костяк которого составили воины, имеющие опыт боев не только со времен Афганистана и в Нагорном Карабахе, но также против внутренних войск СССР и Советской Армии. Таким образом, в приграничной с Азербайджаном полосе действовали фактически профессиональные подразделения, которые несли в приграничных боях минимальные потери, но при этом наносили противнику большой урон.

  5. После создания подразделений на контрактной основе военное и политическое руководство Армении, в основном, отказалось от использования в боевых действиях необученных новобранцев и формирующихся частей национальной армии. Это обстоятельство переломило настроения в обществе и стабилизировало ситуацию с призывом в армию, пограничные войска и войска МВД. В качестве иллюстрации приведем следующие цифры, характеризующие результат призыва на действительную военную службу: весна 1992 года — 44%, осень 1992 года — 73%, весна 1993 года — 100%, осень 1993 года — 100% и далее план призыва всегда выполнялся.

  6. Одной из причин того, что армяне в 1991-1994 гг. взяли верх над Азербайджаном было то, что в рамках СССР Армения была, в целом, более технологичной республикой, чем Азербайджан. Примером, подтверждающим это мнение, является создание сил ПВО, офицерский и часть личного состава которых состояла в годы войны, в основном, из сотрудников многочисленных НИИ и НПО оборонного подчинения в различных областях радиоэлектроники, точного машиностроения и электротехники.

  7. Немаловажное значение имела регулярная помощь союзников и партнеров, которые осознавая свои геополитические интересы в регионе оказывали ту или иную помощь Армении. Россия оказывала определенную помощь боеприпасами и энергоносителями (боеприпасы из России поступали также в Азербайджан. Особенно летом-осенью 1992 года и осенью 1993 года), Иран - энергоносителями и предоставляя свою территорию для транзита, в том числе военного назначения, Сирия и Греция — энергоносителями и гуманитарной помощью. Кроме того, введение Россией 65% таможенной пошлины на товары, ввозимые в Азербайджан, поставило Баку в исключительно тяжелое положение. Это было результатом продуманной политики Еревана, сильное влияние на формирование которой в те годы оказал главный советник президента Армении по национальной безопасности Ашот Манучарян.

    Если сравнивать их с действиями Баку, то лучше всего сослаться на несколько категоричный комментарий внешнеполитической деятельности Армении и Азербайджана, опубликованный весной 1993 года в тегеранской газете «Джаане ислами» («Мир ислама»), являющейся «рупором» исламских фундаменталистов: «Равенство военных потенциалов противоборствующих сторон связано не только с внутренними, но и внешними факторами. Азербайджан связывает с опекой Турции особые надежды, не учитывая ее реальных возможностей влияния на ситуацию в регионе и недостаточного воздействия на мировое общественное мнение. Вывод однозначен: Турция в Карабахском вопросе, если речь идет о защите интересов Азербайджана, не может пересечь «красную черту». Армения верно оценила эту ситуацию. Большая работа, проведенная Арменией в Европе и Америке (речь, прежде всего, видимо, идет о многочисленных армянских лоббистских организациях, а также работе внешнеполитического ведомства при руководстве им Раффи К. Ованнисяном (Арманом Киракосяном - автор) поставила Турцию перед неразрешимыми проблемами и даже заставила ее допустить поставки западной гуманитарной помощи в Армению через свою территорию. Это был последний удар по наивности Баку, который заставил принимать действительность такой, какой она есть, а не такой, какой хочется ему. Этническая и религиозная близость с Турцией, от которой Азербайджанская республика ждала чуда, оказалaсь в этой ситуации бесполезна. Но иначе и быть не могло. В мире, в котором ты не имеешь влияния, легче давать обещания, чем их выполнять. Провал надежд Азербайджана, связанных с Турцией, — яркий тому пример...»

  8. Благодаря помощи армянской диаспоры была проделана большая работа по укреплению пограничной полосы с Азербайджаном, строительству и реконструкции транспортных коммуникаций на северо-востоке и юге страны. Появилась большая возможность маневрирования имеющимися резервами в прифронтовой полосе и улучшилось материально-техническое обеспечение прифронтовых районов и Нагорного Карабаха. Речь в данном случае фактически идет о том, что вольно или невольно Азербайджану противостояла не только Армения или армяне Нагорного Карабаха, а вся армянская диаспора.

  9. Руководство Армении (Л. Тер-Петросян, А. Манучарян), используя внутриполитические противоречия 1992-1993 гг. в Азербайджане (противостояние Абульфаз Эльчибей — Гейдар Алиев), осенью 1992 года сумело фактически заключить сепаратный мир с Нахичеванской автономной республикой. В результате этого, была уменьшена опасность боевых действий на втором направлении, а часть высвободившихся подразделений были переброшены на восточную границу и в Нагорный Карабах.

  10. Сохранение на территории Армении российских воинских подразделений, в основном дислоцированных вдоль армяно-турецкой границы, фактически обеспечило безопасность республики с западного направления. Кроме того, часть призывного контингента из числа граждан Армении прошли службу в этих подразделениях (под флагом России), что, одновременно, обеспечивало достаточно высокую степень укомплектованности и боеготовности этих подразделений, а также позволило качественно организовать военную подготовку граждан.

  11. Немаловажное значение имели также принципы, на которых в то время Армения и Азербайджан начали создавать свои вооруженные силы (эти принципы были разработаны начальником Генерального штаба вооруженных сил Армении в 1992-1994 гг. генерал-лейтенантом Норатом Тер-Григорянцем).Так, в частности:
    • в 1992-1994 гг., Армения фактически отказалась от применения в боях авиационных подразделений. Во многом это было связано с тем, что на территории страны отсутствовали подготовленные военные аэродромы, ремонтно-профилактические службы и хорошо обученный летно-технический персонал. Кроме того, к тому моменту был ряд нерешенных вопросов со стабильным поступлением горюче-смазочных материалов. И это несмотря на то, что в Армении к середине 1993 года появились боевые вертолеты (24 шт.) и самолеты (5 шт.), но армянское военное командование избегало посылать их в бой, понимая, что такая дорогостоящая техника вторично не будет передана Россией бесплатно.

      Азербайджан же, за исключением летного и технического персонала, во всех остальных вопросах имел уже готовую материально-техническую базу, оставленную бывшей Советской Армией (см приложение). Набор же личного состава в азербайджанские ВВС в тот период производился на контрактной основе. Основной контингент — бывшие летчики советских ВВС, граждане Украины. Одновременно Украина взяла на себя роль поставщика запчастей к самолетам и их техническое обслуживание. Кроме того, на большегрузных транспортных самолетах из Украины в Азербайджан доставлялись самолеты ВВС и под руководством украинских инструкторов была организована их сборка близ Баку. После успешных действий армянских частей ПВО в Нагорном Карабахе и приграничной полосе Армении (было сбито около двух десятков самолетов противника) в азербайджанских ВВС возникли трудности с кадрами летчиков.

      Армения же пошла по иному пути: создание, насколько это возможно, высокоэффективных частей ПВО, ориентированных на нейтрализацию истребительной и штурмовой авиации противника. Помимо прочих причин, здесь немаловажную роль сыграло и то обстоятельство, что установка, обслуживание и использование существующих средств ПВО обходились Армении дешевле, чем поспешное и не совсем продуманное строительство ВВС. Кроме того, как было указано выше, удалось укомплектовать личный состав подразделений ПВО достаточно высококвалифицированными кадрами из числа граждан Армении;
    • если говорить о сухопутных войсках, то в Азербайджане их создание и формирование проходило по образцу и подобию бывших советских. Была сделана ставка на традиционный массированный танковый удар, артиллерийский налет, превосходство в живой силе и бронетехнике. В то же время, армянские части отдавали предпочтение относительно недорогому, но достаточно эффективному противотанковому оружию, выводя из строя дорогостоящую бронетанковую технику противника и, тем самым, сводя к минимуму пробивную силу мотострелковых частей азербайджанской армии. При этом, армянские подразделения не только сохранили ПРАКТИЧЕСКИ ВСЮ переданную им Россией бронетанковую технику, но и наладили качественный ремонт своей и трофейной бронетехники.

      Армянское военное руководство предпочитало делать ставку на качественные параметры оружия, оперативное искусство, стратегию ведения боевых действий (пример: Кельбаджарская военная операция). В свою очередь, как известно, качественные параметры оружия диктуют свои требования и к качеству подготовки личного состава. Становилось очевидным стремление армянской стороны снизить до минимума потери в бою, а у азербайджанской — стремление заткнуть все «дыры и прорехи» массой танков и живой силой (по сведениям западных экспертов в военной фазе конфликта погибло 22 тысячи человек с обеих сторон, из которых чуть более 6 тысяч с армянской стороны). Совершенно понятна и вся разница самих принципов, подходов — качественного и количественного. Такое внимание к качественному подходу объясняется еще и тем, что генерал-лейтенант Норат Тер-Григорянц прекрасно понимал невозможность создания в Армении эшелонированной обороны по схеме, принятой в бывшем СССР, — многоступенчатой системы последовательного развертывания частей от линии государственной границы на всю глубину территории. Причина проста: небольшие размеры территории государства. Вот почему, создание на тот период крупных, а следовательно «инертных» соединений (дивизий, корпусов) не имело смысла (см. Петросян Д., Не числом. Военно - политический импресс, ИАЦ «Ноян тапан», Ереван, информационный бюллетень «Регион», 19 января 1993 года).

  12. Однако, главным фактором в армяно-азербайджанском противостоянии стали сами армяне Нагорного Карабаха, которых поначалу в Баку не воспринимали всерьез. Политическим и военным лидерам Нагорно-Карабахской республики (А. Мкртчян, Г. Петросян, Р. Кочарян, С. Саркисян, С. Бабаян, Н. Зиневич и др) удалось создать государственную структуру милитаристского типа, которая с помощью Армении работала на следующие основные цели: организация эффективного отпора агрессии Азербайджана (самооборона), самообеспечение и выживание. Созданный для этой цели Государственный комитет обороны (ГКО) сумел решить эти задачи. Летом 1992 года была проведена мобилизация всего военнообязанного населения (в возрасте 18-45 лет) и создана 15-17 тысячная боеспособная армия (тогдашний глава военного ведомства России генерал армии Павел Грачев назвал ее «одной из самых боеспособных в СНГ»), лишь 10-12% которой составляли добровольцы из Армении. О боевом мастерстве ее зенитчиков, артиллеристов говорят цифры подбитой бронетанковой (свыше 400 единиц танков и другой бронетехники) и авиационной техники (свыше 40 единиц самолетов и вертолетов) азербайджанской армии.

    Была также создана структура обороны, которая включала в себя систему автономно укрепленных районов (УРов). В состав каждого из них входили мотострелковые полки, состоящие из усиленных мотострелковых батальонов, а также специальные дивизионы (войсковая разведка, противотанковые подразделения, части ПВО, артиллерия, саперы). Каждый из УРов был достаточно боеспособен и мог решать большинство стоящих перед собою задач автономно, не рассчитывая на помощь резерва из Центра (Степанакерта). В зависимости от специфики каждого УРа (горный, танкоопасный и т.д.) в нем были созданы необходимые структуры для решения военных задач. В УРах была успешно апробирована и внедрена система военных поселений (по типу израильских). Все силовые органы государственного управления работали на оборону. Среди них выделим контрразведку, которая использовала в своей работе даже опыт СМЕРШа («Смерть шпионам» — одно из подразделений советской военной контрразведки в годы Второй мировой войны), а также МВД, которое успешно боролось с преступностью (см. еженедельник «Московские новости» от 6 июня 1993 года).

В тяжелейшей ситуации, по законам военного времени, продолжала функционировать экономика: бесперебойно работала местная ГЭС, не прекращала работу местная промышленность и в целом функционировало сельское хозяйство. На заводах успешно восстанавливалась и ремонтировалась подбитая бронетехника противника, которая в настоящее время составляет основную часть техники, состоящей на вооружении Армии обороны НКР.
Очевидно, что армянское население Нагорного Карабаха не пожелало исполнять в военной фазе конфликта роль статиста и, естественно, совершенно справедливо, требует прямых переговоров с Баку.

Успехи армян в военной фазе конфликта были во многом обусловлены тем, что они лучше противника могли мобилизовать свои ресурсы. Однако, и по истечение 6 лет со времени завершения активной военной фазы конфликта, ситуация в вопросе умения мобилизовать свои ресурсы в Азербайджане не изменилась (по нашим сведениям, аналогичное положение сложилось и в Грузии). Так, число дезертиров из рядов вооруженных сил Грузии составляет 20-22% от численности личного состава (около 6,5 тысяч военнослужащих срочной службы), а в Азербайджане 18-20% (19 тысяч военнослужащих срочной службы). 15-18% от общего числа призывников в Грузии и 20% в Азербайджане постоянно находятся в «бегах». Данное обстоятельство не дает возможности Азербайджану, который имеет в два раза более высокий по численности призывной потенциал, полностью укомплектовать свои вооруженные силы. В результате, руководство вооруженных сил Азербайджана для обеспечения необходимого уровня укомплектованности 100-тысячной армии вынуждено незаконно продлевать сроки службы солдатам и сержантам срочной службы, что ведет к увеличению численности дезертиров и падению дисциплины. В частности, вместо положенных по закону 1,5 лет, продолжительность срочной службы военнослужащих фактически составляет от 3 до 3,5 лет. В Грузии же, в результате постоянного недобора призывного контингента, практически все подразделения национальной армии ощущают острый некомплект личного состава и, как следствие этого, их уровень боевой готовности не высок (см. М. Мелконян «Основные принципы обеспечения военной безопасности Армении». Еженедельник «Ай зинвор» («Армянский воин»), сентябрь-декабрь 1998 г).

Несколько иная картина в этих вопросах сложилась в Армении. Благодаря последовательно проводимой военной политике, большинство факторов воздействия на укомплектованность и уровень боевой готовности армии сведены в вооруженных силах Армении к минимуму. А каждое нарушение сроков службы военнослужащих (2 года) рассматривается командованием и правоохранительными органами как грубое нарушение закона.
Не приукрашивая нынешнего состояния дел в вооруженных силах Армении, зная о всех существующих недостатках, проблемах и фактах нарушения закона, необходимо согласиться с тем, что до последнего времени армия являлась одним из жизнеспособных организмов армянского общества (во многом нынешнее состояние дел достигнуто благодаря деятельности бывшего главы военного ведомства и премьер-министра Вазгена Саркисяна).

В завершение отметим, что все вышеизложенное адресуется не только рядовым читателям, но, прежде всего, тем армянским политикам и дипломатам, которые начали забывать какой ценой дались успехи на поле боя всему армянскому народу. Мы не исключаем, что некоторые из них, в угоду сиюминутным личным и политическим интересам, готовы с легкостью уступить за столом переговоров то, что было достигнуто ценой крови и гибели свыше 6 тысяч сыновей и дочерей своего народа.

Память о погибших, а также страдания армянского народа в 1991-1994 гг. требуют от лидеров Армении стойкости, прагматизма и гибкости в защите национальных интересов за столом переговоров. В частности, мы уверены, что если бы президент Р. Кочарян и внешнеполитическое ведомство Армении (В. Осканян) занимали именно такую позицию, то ни одному, даже самому могущественному посреднику не пришло бы в голову предложить им в качестве одного из вариантов урегулирования Карабахского конфликта обмен территориями, в результате которого Армения лишалась бы подрайона Мегри.

Данная статья также является скромной попыткой автора восполнить пробел по одной из самых актуальных тем новейшей истории Армении. К сожалению, новейшая история страны постоянно переписывается ангажированными историками и особенно журналистами в лучших советских традициях (в свое время, благодаря «трудам» советских историков, часто говорили о том, что СССР это страна где «непредсказуемое прошлое») в зависимости от групповых, партийных и олигархических интересов, а также настроений и взглядов очередного политического лидера.

17 мая 2000 года

ПРИЛОЖЕНИЕ

По сведениям начальника разведки 19-й отдельной армии ПВО полковника В. Симонова изложенным в его статье «Закавказье: потенциалы смерти» (см. газету «Свободная Грузия» от 16 декабря 1992 г.), вырисовывается следующая картина наличия тяжелого вооружения, боеприпасов и некоторых элементов инфраструктуры бывшего Закавказского военного округа в Армении и Азербайджане на момент распада СССР (декабрь 1991 г.).

АРМЕНИЯ

7 гвардейская армия вооруженных сил СССР - 3 мотострелковые дивизии (мсд). Вооружение двух из этих дивизий было официально передано правительству Армении в течение лета-осени 1992 года. Вооружение бывшей 127-ой мсд осталось в подчинении министерства обороны России и в настоящее время перешло в состав 102-ой российской военной базы, дислоцированной в Армении.

  • Танки — 243 единицы;
  • Бронированные машины — 461 единицы;
  • Артиллерийских установок — 391 единицы;
  • Танковые мостоукладчики — 12 единиц;
  • 3 дивизионных склада боеприпасов (Балаовит, Гюмри, Ванадзор) емкостью по 150-200 вагонов;
  • Всего около 500 вагонов боеприпасов.
  • Военных аэродромов и военной авиации на территории Армении не было.

АЗЕРБАЙДЖАН

  • армия вооруженных сил СССР — 23, 60, 75, 295 мсд
  • 104 воздушно-десантная дивизия (не входила в состав 4-ой армии, была дислоцирована в Гяндже, ее вывод в Ульяновскую область России был завершен в мае 1993 года).
  • Танки — 309 единиц (сведения даны без учета 104 ВДД);
  • Бронированные машины — 599 единиц (сведения даны без учета 104 ВДД);
  • Танковые мостоукладчики — 15 единиц;
  • 1 стратегический склад боеприпасов (Килязи) емкостью 7200 вагонов;
  • 2 окружных склада боеприпасов (Агдам и Насосный) емкостью по 1100 вагонов;
  • 4 дивизионных склада боеприпасов (Гюздек, Гянджа, Ленкорань, Нахичеван) по 150-200 вагонов;
  • Всего около 10000 вагонов боеприпасов
  • 5 военных аэродромов.
  • 24 боевых вертолета
  • 124 боевых самолета (МиГ-25 и СУ-25)
  • 50 транспортных самолетов.

Согласно официальным сведениям вся авиационная техника за редким исключением была перебазирована в Россию. В то же время, исходя из хроники боевых действий, мы предполагаем, что реально в Азербайджане осталась приблизительно 1/4 часть боевых самолетов и приблизительно половина вертолетов из числа вышеуказанных.

Кроме того, Азербайджан получил всю инфраструктуру главной базы Каспийской морской флотилии, ее арсенал и часть тяжелой артиллерии, которая была использована в боях против армян Нагорного Карабаха.

Примечания:

* Статья впервые была опубликована на английском языке в еженедельнике «The Noyan Tapan Highlights» NN19-21, 2000. На русском языке статья была опубликована в июньском номере еженедельника «Ноев ковчег» за 2000 год.

**Помни о Родине (лат.)

 
Related Links


“Accounting for the Decade”
Go back to the table of contents

Accounting For The Decade

 



Copyright © 2004 ACNIS. All rights reserved.
Copyright Notice