Go to the ACNIS main page Go to the ACNIS main page Go to the ACNIS main page

Main Calendar Partners About us
Articles Publications Hayatsk Yerevanits Press releases

Назад к оглавлению
 

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ МАНЕВРЫ В ИЮЛЕ

Сергей Шакарянц
Эксперт по СНГ АЦСиНИ

Истекший период с 27 июня по 31 июля характеризовался чрезвычайной активностью внешнеполитических мероприятий значительного числа государств, а не только мировых держав, как обычно принято считать. Можно отметить, что для Армении имели большое значение очень многие из произошедших событий, встреч и переговоров. Подводя итоги исследуемого периода, приходится признать, что его итоги в стратегическом смысле оказались неоднозначными и не всегда ясными. Некоторые из событий, видимо, нуждаются в тщательном осмыслении. Но для этого прежде всего необходима, образно выражаясь, дополнительная информация, чаще всего “скрытая в кулуарах” публичной политики. К сожалению, объемы и степень вариационности потоков информации и дезинформации уже настолько гипертрофированы, что на основании одних только открытых источников информации уже крайне затруднительно делать рассчеты. По-видимому, это обстоятельство свидетельствует о том, что не какой-то отдельный регион и региональные силы, а вся мировая политика в течение июля 2001г. стремительно приближалась к некому “часу X”, после наступления которого, можно предположить, должна создаться более или менее ясная геополитическая ситуация. Причем сказанное абсолютно в равной степени относится и к вероятному прояснению ситуации и в Закавказье.

В центре внимания, конечно же, были события, связанные с взаимоотношениями России и США. С этой точки зрения, следует выделить встречи глав государств-членов G-8 в Генуе и визиты двух американских делегаций в Москву. Оставляя в стороне основные темы российско-американских переговоров, выделим обсуждения Арцахской проблемы.

Встречам президента России Владимира Путина с его американским коллегой Джорджем Бушем-младшим и с советницей президента США по вопросам национальной безопасности Кондолизой Райс предшествовал очередной этап активности сопредседателей Минской группы (МГ) ОБСЕ. В связи с этим ощущалась определенная напряженность, в большей степени из-за того, что власти Азербайджана наращивали пропагандистско-информационное наступление на Армению и Нагорно-Карабахскую Республику с упором на готовность и возможность военного решения Арцахской проблемы. Если раньше призывы к возобновлению войны в Баку “разрешалось” озвучивать в основном представителям политической оппозиции и отставным военным и государственным деятелям, то теперь агитационный “крестовый поход” возглавили самые главные лица, правомочные говорить о возможности войны – президент Азербайджана и одновременно главнокомандующий вооруженными силами этой республики Гейдар Алиев и министр обороны Азербайджана Сафар Абиев. Понятно, что во время их встречи с офицерским составом азербайджанской армии (по случаю очередной годовщины создания национальных вооруженных сил) им “по долгу службы” и “согласно сценарию” положено было восхвалять свою армию и поддержать “боевой дух” офицеров. Но в то же время нельзя не отметить, что в июле Г.Алиев и С.Абиев, в принципе, говорили о войне как о практически безальтернативном пути урегулирования карабахско-азербайджанского конфликта. Основным аргументом официального Баку при этом был тезис о том, что в Азербайджане начинают терять терпение в связи с безрезультатностью мирного посредничества МГ ОБСЕ и уже не ждут “приемлемого” варианта (естественно, приемлемого для Баку) урегулирования. Уже позже, после завершения визита в регион сопредседателей МГ ОБСЕ, эту же точку зрения несколько раз озвучивал и министр иностранных дел Азербайджана Вилайет Гулиев.

Нельзя исключать, что сделанные заявления представлялись Г.Алиеву и С.Абиеву как весьма эффектный ход как раз перед визитом в регион сопредседателей. Можно предположить, что азербайджанская сторона полагала, что демонстрируя нарастание милитаристских настроений, она легче убедит международных посредников в невозможности уступок со стороны официального Баку в вопросе Арцаха. На эту мысль наводит высказывание В.Гулиева относительно того, что якобы никаких “парижских принципов” урегулирования в помине никогда не было и, следовательно, не о чем говорить, если не существует конкретного реального документа. Между тем, что-то все же было, если уж министры иностранных дел Армении Вардан Осканян и НКР Наира Мелкумян на протяжении всего июля говорили о том, что Азербайджан торпедирует эти самые “парижские принципы”. К слову, которые, если исходить из формальной логики, и легли в основу так называемых ки-уэстских договоренностей в апреле текущего года. В то же время вполне очевидно, что если в действительности о чем-то и была достигнута трехсторонняя договоренность (президенты Армении и Азербайджана плюс глава Франции) в Париже и если она получила какое-то развитие в Ки-Уэсте, то торпедировать ее Азербайджан начал уже в самом Ки-Уэсте. Вспомним длинный спич Г.Алиева на одной из пресс-конференций во Флориде, который с явным неудовлетворением был воспринят практически всеми сопредседателями, госсекретарем США Колином Пауэллом, а также президентом Армении Робертом Кочаряном. И то, что намечавшаяся в июне встреча глав Армении и Азербайджана в Женеве до сих пор не состоялась, свидетельствует уже о том, что сразу же после Ки-Уэста ни у Р.Кочаряна, ни у сопредседателей МГ ОБСЕ не было сомнений по поводу того, изменит ли свою позицию Г.Алиев или нет.

Тем не менее, игра в сохранение хорошего лица при плохих итогах со стороны России, США, Франции, Армении и ОБСЕ продолжалась. Вот почему во время своей встречи на Мальте сопредседатели (без участия президентов Армении и Азербайджана) продолжали заявлять, что верят в возможность урегулирования еще до конца этого года. Более того, они многозначительно напоминали ВСЕМ конфликтующим сторонам о том, что их июльский визит в регион – это последняя поездка в Армению, Азербайджан и НКР перед встречей глав государств “большой восьмерки” 16-19 июля в Генуе, где в ходе встреч Владмира Путина, Джорджа Буша-младшего и Жака Ширака обязательно-де будет обсужден и Арцахский вопрос. В то же время международные посредники (с которыми вновь, как и в Ки-Уэсте, был и Вячеслав Трубников -–бывший глава Службы внешней разведки РФ и один из заместителей министра иностранных дел РФ, специальный посланник президента В.Путина в МГ ОБСЕ) фактически в ходе визита в регион наглядно продемонстрировали, действиями кого конкретно они сегодня в большей степени не довольны. Произошло это во время пересечения ими границы между НКР и Азербайджаном (или линии фронта) – сразу же после вступления на позиции азербайджанской армии, сопредседатели МГ ОБСЕ сделали официальное заявление о недопустимости не только самого возобновления военных действий, но и даже заявлений о подобной угрозе, которые также осложняет миротворческий процесс. В этом тексте не хватало только одного – открытого обвинения в адрес Азербайджана в связи с шантажом, причем не только в отношении Армении и НКР, но и в отношении России, США и Франции. Помимо всякого рода негативных последствий от возобновления войны для всего региона и заинтересованных в нем великих держав и региональных государств-лидеров, позиция Азербайджана к тому же еще угрожает всерьез подорвать имидж Москвы, Вашингтона и Парижа на международной арене и даже дискредитировать их как посредников в урегулировании.

В Баку, правда, несколько занизили оценку факта появления этого заявления. Основным аргументом азербайджанских властей и средств массовой информации (СМИ) было то предположение, что якобы на самом деле Россия, США и Франция вроде не против, чтобы в регионе произошла скоротечная “управляемая война”, которая откристаллизирует ситуацию вокруг Арцаха и процесса урегулирования. Доказательством азербайджанская сторона считает то, что с заявлением об осуждении ведущейся в Баку пропаганды идеи возобновления войны выступили отнюдь не главы великих держав или аккредитованные в азербайджанской столице дипломаты, а “всего лишь” сопредседатели МГ ОБСЕ, чей политический вес, мол, намного ниже. Приходится еще раз упомянуть о присутствии В.Трубникова в числе тех, кто приезжал в Армению, НКР и Азербайджан 11-13 июля сего года – на мой взгляд, этот факт намного более “утяжеляет” стратегическое значение заявления сопредседателей МГ ОБСЕ, чем если бы с подобным осуждающим заявлением выступили послы России, США и Франции, аккредитованные в Баку. Отсутствие же реакции со стороны В.Путина, Дж.Буша-младшего и Ж.Ширака можно легко объяснить тем, что президенты России, США и Франции не хотели обозначать свои намерения и инициативы, не зная об итогах последнего визита сопредседателей МГ ОБСЕ в регионе, а также и перед своими встречами в Генуе. Кроме того, возможно, что Москва, Вашингтон и Париж не склонны считать, что Азербайджан говорит о войне всерьез, исходя из своей осведомленности о реальном положении дел в азербайджанских вооруженных силах и экономическом секторе этой республики. А потому, видимо, считают В.Путин, Дж.Буш-младший и Ж.Ширак, нет никакой необходимости что-либо комментировать, тем более что своей подобной реакцией они бы невзначай могли бы зародить у Г.Алиева ошибочное мнение, что его региональный шантаж удался. Разумеется, так обольщать азербайджанского президента не входило и не входит в реальные намерения глав России, США и Франции.

Если же говорить о конкретных результатах последнего визита сопредседателей МГ ОБСЕ в Ереван, Степанакерт и Баку, то судя по имеющимся сведениям (исключительно на основании публикаций в СМИ Армении и Азербайджана), пресловутые “парижские принципы”, мягко говоря, не в полной мере учитывают интересы армянского населения НКР, в особенности в плане обеспечения безопасности. По-иному трудно расценить слова, авторство которых признается в СМИ за американским сопредседателем Керри Кавано, относительно необходимости возвращения азербайджанцев в Шуши и открытия “коридора” между Шуши и райцентром Карягино (в азербайджанской топонимике – Физули). Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов и то, что эти сведения могут быть вполне сознательно организованной дезинформацией. А заявления К.Кавано, если они и имели место, сделаны лишь в тоне привычного для сопредседателей МГ ОБСЕ стремления продемонстрировать себя сторонниками межэтнического мира и существования би- или полиэтнических государственных образований.

Однако если указанные сведения основаны на реальном материале, вернее, реальных планах сопредседателей, то общественности Армении и НКР стоит забить тревогу. Хотя бы только потому, что освобожденная в начале мая 1992г. Шуши до сих пор отвратительно заселена армянскими жителями. И, по сути, приходится признать, что работа по возвращению армян в свои очаги в освбожденных населенных пунктах НКР (а это не только Шуши) осуществляется явно ненадлежащими темпами. В принципе, если в этих условиях кто-либо вообще поднимает вопрос о возвращении в Шуши и т.д. азербайджанцев и если при этом не слышит в ответ обоснованных возражений властей Армении и НКР, то мы должны признать, что создается угроза поставить под вопрос практически все завоевания 10-летней независимости Арцаха. Допустим и другое – скажем, что К.Кавано и другие сопредседатели МГ ОБСЕ идут на такие заявления, исходя из того, что осознают невозможность (на данном этапе) изменения точки зрения Г.Алиева в отношении “парижских принципов” урегулирования. Помимо упомянутых пунктов, как сообщают СМИ, в этих принципах предполагается фактически узаконить либо независимость НКР, либо ее воссоединение с Арменией. Во всяком случае, такой подтекст вытекает из публикаций в СМИ. Но все равно в этом предложении (о возвращении азербайджанцев в Шуши и “коридорах”) видится и тайный умысел. Не слишком важно, сколько азербайджанцев предполагает возвратить в Шуши на первых порах К.Кавано – одну тысячу или десяток-другой тысяч человек. Важно то, что подобным образом может быть создан весьма опасный прецедент. И заявления, идущие потоками из Баку, говорят нам о конкретном характере угрозы: вновь активизировались всякого рода “неправительственные организации” типа Общества “Западного Азербайджана”, под которым бакинские шовинисты имеют в виду… независимую Республику Армения. Вот образчик их логики: великим компромиссом азербайджанского народа уже является сам факт того, что на "азербайджанской тысячелетной земле" существует независимая Армения. И в ходе урегулирования международные посредники обязательно должны предпринять усилия, чтобы вернуть азербайджанское население Армении на места его прежнего проживания. Затем –вопрос об автономии азербайджанце в Армении и т.д.

Насколько власти Армении и общественность страны должны доверять России, США и Франции в вопросе Арцаха? Вопрос, увы, не риторический, и в действительности относится ко всем сопредседателям МГ ОБСЕ. Ведь если учитывать, что они по-прежнему не отказываются от своих заявлении о взаимосогласованности и скоординированности своих действий и предложений в отношении конфликтующих сторон, то приходится признать, что заявления К.Кавано о возвращении азербайджанцев в НКР полностью поддерживаются представителями России и Франции в МГ ОБСЕ. Ясно, что подобная ситуация вряд ли может в полной мере устраивать оба армянских государства. Конечно, надо четко осознавать, что в любом случае действия России, США и Франции будут спланированы таким образом, чтобы в результате урегулирования карабахско-азербайджанского конфликта не могли бы практически усилиться ни Азербайджан, ни Армения. В противном случае игра великих держав на внутрирегиональных противоречиях быстро могла бы сойти на нет – Баку и Ереван вполне могли бы более решительно отстаивать свои национальные интересы и предпринимать более конкретные и однозначные шаги. Но и при осознании этого, тем не менее, безальтернативно необходимо заявлять о невозможностии ревизии итогов войны 1991-94гг. между НКР и Азербайджаном. По крайней мере, на данном этапе. Скажем, в вопросе Шуши совершенно ведь очевидно, что вслед за появлением азербайджанского населения в городе на очереди встанет вопрос и о появлении в этом городе хоть каких-нибудь силовых структур Азербайджана (например, сил по обеспечению правового порядка). То есть речь уже пойдет о наложении двух правовых систем в рамках одного государства. Если учесть, что правовая система НКР в принципе тождественна правовой системе Армении, то появление и начало действия на территории Арцаха (пусть даже и в очень ограниченном территориальном пространстве) элементов правовой системы Азербайджана (даже в лице невооруженных полицейских) может привести к резкому нарушению баланса безопасности, прежде всего, внутри самой НКР. Но это же не останется без последствий – в предполагаемом случае ситуация обязательно начнет разрастаться и затронет также Армению и Азербайджан. А то, что официальный Баку вряд ли согласится на возвращение азербайджанцев в Шуши (или другой населенный пункт НКР) без возвращения туда и представителей своих силовых структур – практически не вызывает сомнений.

Мне трудно представить себе ситуацию, в которой власти Азербайджана дали бы согласие на оставление в Шуши азербайджанского населения даже и под защитой, скажем, международных сил по поддержанию мира или международной полиции, как, к примеру, это имеет место сейчас в сербском крае Косово и Метохия, а также в Боснии и Герцеговине. Тем более – Азербайджан никогда не согласится, чтобы в Шуши после возвращения туда азербайджанских жителей действовала бы только армянская территориальная администрация и только армянские силовые структуры! Кроме того, есть и еще один немаловажный аспект. Расположенный рядом Иран по-прежнему категорически протестует против размещения у его северных границ каких бы то ни было иностранных войск, предлагая подобные вопросы решать исключительно за счет усилий и возможностей самих стран региона. И поскольку сопредседатели МГ ОБСЕ и на этот раз подтвердили свое ки-уэстское решение информировать Иран о сути мирных договоренностей вокруг Арцаха, мы вправе ожидать, что официальный Тегеран еще раз даст понять России, США и Франции, что его устраивает, а что не устраивает в мирных предложениях сопредседателей МГ ОБСЕ.

Но, думается, вполне можно предположить, что на сей раз сопредседателям пришлось выслушать “нет” не только в Баку. Нельзя исключать, что, например, вышеупомянутый план по возвращению перемещенных лиц азербайджанской национальности в НКР встретил твердое сопротивление и в Степанакерте (думается, Ереван был более “лоялен” по отношению к предложениям сопредседателей). Видимо, именно этим объясняется несколько более скептическая поза, избранная сопредседателями при встречах с журналистами по окончании встреч с руководителями НКР. Ощущалось, что оптимизма у них поубавилось. И тут же было объявлено, что сопредседатели выражают поддержку стремлению (чьему?!..) провести встречу Р.Кочаряна и Г.Алиева во время неофициального саммита глав государств-членов СНГ в Сочи 1-3 августа сего года. Поскольку главы Армении и Азербайджана к сегодняшнему дню уже подтвердили свое участие в Сочинской встрече, то, следует полагать, что их очередной контакт произойдет вновь в России. Логично согласиться с предположением, что, по меньшей мере, “присутствовать” на их встрече будет и В.Путин и, может быть, другие представители российской администрации. Следовательно, Женевской встречи не следует ожидать и в августе. К чему она, если президенты Армении и Азербайджана пока не демонстрируют готовности к продолжению переговорного процесса? А ведь именно это обстоятельство и указывается сопредседателями МГ ОБСЕ в качестве необходимого условия для “вызова” Р.Кочаряна и Г.Алиева в Швейцарию.

Ожидать итогов Сочинской встречи уже недолго – уже 1-3 августа президенты встретятся и о каком-либо из аспектов урегулирования успеют обменяться мнением. Между тем, обращает на себя внимание и тот факт, что призыв о встрече Р.Кочаряна и Г.Алиева состоялся также после завершения Генуэзской встречи в рамках G-8. Несколько трудно сказать, состоялись ли обмены мнениями между В.Путиным, Дж.Бушем-младшим и Ж.Шираком относительно Арцаха и нынешней стадии процесса урегулирования. В первую очередь, потому, что в подписанных и преданных широкой огласке документах Генуи-2001 в числе региональных конфликтов и их зон, в отношении которых ведущие государства мира демонстрируют согласованность и заинтересованность в установлении скорейшего мира, нет упоминания об Арцахской проблеме. Более того, в документах Генуи нет ни малейшего намека на весь Кавказ в целом. Упомянуты лишь Ближний Восток и Балканы. В целом данное обстоятельство правомерно будет расценить как готовность Запада признать за Россией ее право на сохранение приоритетов стратегического значения на всем Кавказе. Другой вопрос, что именно сыграло роль равнозначного эквивалента для Запада после подобной уступки Москве. А о том, что подобная уступка негласно была сделана, свидетельствует тот факт, что впервые после 1995-96гг. в повестку дня встреч российского президента (это относится также и ко времени правления Ельцина) в рамках саммита G-8 западные страны не включили вопрос о “правах человека” в Чечне. Напомним: к примеру, Совет Европы и его Парламентскую ассамблею этот вопрос еще волнует. А вот глав государств-членов G-8 – уже нет. Стоит упомянуть, что еще до начала Генуи-2001 госсекретарь США К.Пауэлл как бы походя признал, что вопрос с Чечней является исключительно внутренним делом России. И если воссоединить взаимосвязанность ситуации в Чечне с взаимоотношениями России с Грузией и Азербайджаном (как оно и есть на самом деле), то, по сути, заявление К.Пауэлла и является официальным признанием со стороны Запада особых прав Москвы во всем Кавказском регионе.

В то же время выходит, что все же в Генуе американцы или добились обсуждения с российской делегацией вопроса об Арцахе, или же пока не отказываются от подобной мысли. В качестве косвенного доказательства предлагается воспринять некоторые итоги очень “срочного” визита К.Райс в Москву, последовавшего практически сразу после окончания Генуэзской встречи. Оговоримся, что итоги переговоров К.Райс в целом так и не получили пока однозначной оценки – ни в России, ни в западных странах. Слишком много противоречий в информационных сообщениях об этом визите. Пока можно сказать лишь, что, действительно, г-же Райс вряд ли что удалось добиться от самого президента России В.Путина. Визуальные наблюдения за телекадрами об их встрече дали основания предполагать, что фраза о том, что “ничего нового” российские власти от К.Райс не услышали, является самым красноречивым отражением реальных результатов состоявшихся в Москве переговоров. И еще одно наблюдение: американской советнице намного приятнее было общаться с министром обороны РФ Сергеем Ивановым. Она и не скрывала своего удовлетворения и повышенного настроения после встречи с ним. И именно по итогам переговоров с главой оборонного ведомства России К.Райс неожиданно заявила, что США считает, что у Вашингтона в отношениях с Москвой начинается “новая эра сотрудничества” и, в первую очередь, в процессах урегулирования конфликтов на Балканах, Ближнем Востоке и… в Арцахе. Подошедший к микрофону после нее С.Иванов “дополнил” К.Райс: по его словам, в действительности, поле для совместной деятельности США и России открывается огромное, и, помимо Балкан, Ближнего Востока и Арцаха, а также в первую очередь, это сотрудничество должно касаться совместной борьбы с международным терроризмом.

Из этой небольшой словесной “перепалки” не очень ясно, согласились ли обе стороны с тем, что в Арцахе они – не соперники, а соратники. Дело в том, что основные спорные темы между Россией и США сейчас кружатся вокруг проблемы о Договоре по ПРО от 1972г. И западные СМИ еще перед поездкой американской делегации в Москву не скрывали, что К.Райс едет “надавить” на Россию. Уже после окончания визита оценки были крайне разноречивыми. По одной версии, у К.Райс все прошло более чем удачно, и Россия “отступила” от своей позиции по Договору по ПРО, удовлетворившись обещаниями принять ее во Всемирную торговую организацию (ВТО) и интенсифицировать 2-стороннее экономическое сотрудничество. Более того, ряд западных СМИ утверждал, что Москва чуть ли не отказалась и от своих планов перевооружить свои стратегические ракеты многозарядными ядерными боеголовками в ответ на односторонний выход США из режима Договора по ПРО, как то твердо обещал американцам сам В.Путин еще до Генуи.

По другой же, американцы фактически ничего не добились, ибо во время переговоров с В.Путиным, а также секретарем Совета безопасности РФ Владимиром Рушайло, К.Райс натолкнулась на неожиданную для нее жесткость и неуступчивость. И, честно говоря, есть основания думать, что даже если самой К.Райс понравились итоги ее переговоров с С.Ивановым или же со всеми российскими руководителями в целом, то вот россиянам что-то точно пришлось не по душе. Есть два варианта: 1) официальная Москва откровенно недовольна итогами переговоров с американцами – и в Генуе, и во время визита К.Райс, но прекрасно дает себе отчет, что реально “запретить” США в одностороннем порядке нарушить Договор по ПРО никто не в силах. А потому российское руководство, даже если и дало согласие или промолчало в ответ на ультиматумы К.Райс, в реалии интенсивно будет наращивать свое скрытое противодействие администрации Дж,Буша-младшего, причем практически во всех наиболее стратегически важных (с точки зрения обеспечения безопасности России) регионах мира; 2) Россия, в действительности недовольная итогами переговоров с американцами, тем не менее, вынуждена была уступить давлению К.Райс и фактически принять условия ультиматума США. Однако Москве не понравилось то, что на Западе тут же принялись торжествовать в СМИ по поводу “победы” США в вопросе о Договоре по ПРО, и потому российское руководство оперативно предприняло ряд шагов, призванных показать Вашингтону, что он “поторопился праздновать победу”.

На наш взгляд, именно такие версии возникают после того, как узнаешь (причем задним числом), что еще до приезда К.Райс в Москву или даже в дни ее пребывания в российской столице, Вооруженные Силы РФ провели очередные успешные испытания баллистической ракеты СС-25 (т.е. “Тополь-М”). В данном вопросе обращает на себя внимание тот факт, что российские источники сообщили об этом только после отъезда американской делегации из Москвы. Естественно, и на Западе только после публикаций о “победе” К.Райс на переговорах с российским руководством с удивлением и даже некоторой тревогой узнали о полете “Тополя-М”. И реакция была ближе к панической, чем хладнокровной. Объективности ради, следует отметить, что вскоре последовали официальные опровержения из Москвы, в том числе из со стороны военного руководства России, основанные на вполне логичных предпосылках. Однако ясно, что если появились две взаимоисключающие информации, то, во-первых, это кому-то было просто необходимо. Во-вторых, можно предположить, что все же нечто имело место быть – трудно обвинить какую-либо из сторон в незнании примитивных основ техники отслеживания полетов ракет подобного класса, как и в стремлении представить себя в качестве нарушителя пока еще действующей системы ракетной безопасности планетарного масштаба.

Разумеется, есть и другие аспекты последних российско-американских контактов, свидетельствующие о том, что, увы, между Москвой и Вашингтоном ничего толком не решено. Из всех них самое веское значение для Армении и НКР имеет то, что тот же С.Иванов, парируя аргументацию американской стороны об угрозах безопасности США со стороны так называемых “стран-изгоев”, довольно бескомпромисно заявил, что у России тоже есть “свой список стран-изгоев”, угрожающих ее безопасности. Уточнение министра обороны РФ было ошеломляющим – по его словам, все такие “страны-изгои”, угрожающие безопасности России, расположены “к югу от нее”.

Обратив внимание на политико-географическую карту региона, мы вполне легко начинаем понимать, что С.Иванов имел в виду не Иран, даже не Афганистан. Тем более – не Израиль и не арабские страны, не государства Африки и т.д. Речь идет только и только о Турции. И вот это предположение и говорит о том, что и в вопросе Арцаха США и Россия так и не достигли согласия и вряд ли будут взаимодействовать. Обосновать данное предположение не составляет труда. Если мы вспомним, что понятие “страна-изгой” властями США было введено именно для “помечивания” государств, которые Вашингтон обвиняет не только в попытках приобретения оружия массового уничтожения, но и поддерживающих терроризм, то становится понятным, что имел в виду российский министр обороны, когда говорил, во-первых, о “российском списке” подобных стран-изгоев, и во-вторых, о том, что Москва предполагает сотрудничество с Вашингтоном не только в миротворчестве, но и в борьбе с международным терроризмом. Ведь Россия уже на протяжении 2-3 последних лет довольно настойчиво и вполне публично дает знать мировому сообществу, что террористические группы, воюющие против российских войск в Чечне, пользуются поддержкой из Турции. Именно из Турции, а не из Грузии, которую в Москве справедливо считают лишь зоной транзита, используемой террористическими группами для инфильтрации на Северный Кавказ.

Логика, на наш взгляд, проста, даже порой примитивна. Достаточно вспомнить про ситуацию и ажиотаж вокруг так называемой “армяно-турецкой комиссии по примирению”, инициированной (если не явно, то закулисно) именно Госдепартаментом США. (Кстати, на мой взгляд, армянский официоз весьма неуклюже пытался и пытается откреститься от своего непосредственного участия в этой затее, чем еще больше распаляет страсти в обществе и зарубежной армянской диаспоре.) Общеизвестно, что одной из целей региональной политики официального Вашингтона на Кавказе является “втискивание” Турции в решение проблем региона, в том числе и посредством активного подключения Анкары к процессу урегулирования закавказских межэтнических конфликтов, в первую очередь – именно карабахско-азербайджанского. Но именно этому противятся, по меньшей мере, Россия, а также Иран – одно из государств, причисляемых США к числу “стран-изгоев”. Поскольку американцам не удалось противодействовать России и Франции в рамках Минской группы ОБСЕ в вопросе обязательного информирования Ирана о ходе миротворческого процесса, то, как гласит одна из версий относительно причин американского согласия с данной инициативой русских и французов, Вашингтон явно решил любым способом кооптировать турок в состав тех сил, которые будут определять направления региональной коллективной безопасности на Кавказе.

Но реплики С.Иванова относительно “стран-изгоев южнее российских границ”, угрожающих безопасности России, явно направлены на то, чтобы лишить К.Райс излишних надежд на удачу в вопросе с активизацией и повышением роли Турции в кавказских делах. Российский министр обороны, правда, пока громогласно не говорит о том, что Анкара активно поддерживает террористов, действующих в Чечне против федеральных властей. Однако, по нашему мнению, если США и в дальнейшем будут настаивать на своих предложениях относительно Турции, то Россией будет заявлено и это.

Между тем, ситуация в конце июля начала развиваться явно в сторону нарастания напряженности, но уже не вокруг Армении и НКР, а вокруг Азербайджана. 23 июля иранские самолты-разведчики, как утверждают источники в Баку, нарушили воздушное пространство Азербайджана и кружили над азербайджанскими нефтегеологоразведывательными судами “Геофизик-3” и “Азиф Гаджиев”. Затем иранские военные корабли приблизились к азербайджанским судам и в ультимативной форме потребовали от них удалиться на 5 миль из… иранских территориальных вод на Каспии. Именно данное противоречие и не дает пока возможности точно определить, какая же из сторон грубо нарушала международные нормы. После этого азербайджанские СМИ и официальные источники сообщали и о концентрации дополнительных частей и подразделений иранских вооруженных сил на границе с Азербайджаном, и о том, что 29 июля иранские самолеты вновь вторглись в азербайджанское воздушное пространство. Более того, по азербайджанским сведениям, иранская авиация нарушала воздушную границу как минимум дважды и вечером 1 августа – вначале в 75 км южнее Баку, затем – в 160 км южнее Баку.

Стороны обменялись нотами протеста на уровне своих МИДов. Из Баку и Тегерана идут резкие заявления о недопустимости подобных действий. Иранская сторона, кроме этого, категорически отрицает и факт нарушения своими самолетами воздушных границ Азербайджана, и какую-либо концетрацию своих войск на ирано-азербайджанской границе. И даже если допустить, что Тегеран всего лишь пытается шантажировать Баку, наглядно демонстрируя военную силу и свою решимость ее применить в случае необходимости, не может не насторожить тот факт, что и Туркменистан вскоре после описываемого обострения ирано-азербайджанских отношений выступил со своей нотой протеста против деятельности азербайджанцев и западных нефтяных компаний на Каспии. Нота МИД Туркменистана не менее резка по тону, чем аналогичный документ МИД Ирана. В связи с этим в Баку вдруг “вспомнили”, что, оказывается, не так давно военные вертолеты Туркменистана облетывали спорные “территории”. Конечно же, имеются в виду те нефтяные скважины (действующие и перспективные), которые Азербайджан считает “своими” и которые оспариваются Туркменистаном.

Ситуация такова, что разрастающуюся конфронтацию ряд СМИ в Баку, Москве и Ашхабаде уже начал квалифицировать как еще один “новый конфликт в мусульманском мире”. В Азербайджане открыто бьют тревогу по поводу того, что с точки зрения безопасности республики со стороны Каспия Азербайджан явно не готов к какой-либо серьезной стычке. Мы же хотим отметить еще один немаловажный момент. Дело в том, что конфликт между Ираном и Азербайджаном вспыхнул после того, как в Ереване и Баку побывал с официальными визитами секретарь Совета национальной безопасности Ирана Хасан Роухани. Причем известно, что Г.Алиев пытался “убедить” своего иранского гостя в том, что Тегеран якобы действует против своих же национальных интересов, “не помогая” Азербайджану “пресечь агрессию” Армении. Как оказалось, в Иране свои национальные интересы понимают все же не так, как их представляет Г.Алиев.

На мой взгляд, обострение на Каспии (в каком бы ракурсе мы его ни рассматривали бы – будь то между Ираном и Азербайджаном или между Туркменистаном и Азербайджаном), пусть и неявно, но связано с ситуацией в процессе урегулирования Арцахской проблемы. А значит – косвенно и с российско-американскими противоречиями и разногласиями в регионе. Создается впечатление, что неким силам пришло в голову создать для Азербайджана дополнительные внешние угрозы с тем, чтобы, во-первых, сам официальный Баку (пусть даже только на определенное время) отказался бы от воинственной риторики в связи с перспективами урегулирования карабахско-азербайджанского конфликта. Во-вторых, с тем, чтобы ни Азербайджану, ни его союзникам (скажем, Турции) не удалось бы расширить круг возможных участников той или иной региональной системы коллективной безопасности.

Есть и еще одна версия. Она возникла после того, как представители альянса нефтяных компаний “Бритиш Петролеум-АМОКО” приняли решение отказаться от каких бы то ни было активных действий на Каспии до тех пор, пока Азербайджан не разрешит свои спорные вопросы с Ираном. Именно с Ираном, с которым руководство “Би-Пи”, как сообщали неоднократно в 1995-99гг. самые различные СМИ, постоянно вели конфиденциальные переговоры за спиной США. Согласимся, что для того, чтобы отказаться от участия в консорциуме или даже только “заморозить” свою деятельность, нефтяникам нужен был очень веский аругмент, против которого ни администрация США, ни руководство Азербайджана не могли бы что-либо возразить. И столкновение с Ираном в южной части Каспия – на наш взгляд, самый лучший повод для англичан, в принципе, и не скрывавших, что для них более симпатичен, скажем, проект транспортировки нефти Каспия через Иран, а не через Турцию.

С другой стороны, возможно, что в данном случае все развивалось и получилось, так сказать, консолидировано. То есть ВСЕ не хотели продолжения “истории” с пресловутой “сделкой века”, а Иран решил ВСЕМ помочь. Говоря “все”, мы имеем в виду то, что как раз незадолго до инцидента между Ираном и Азербайджаном распался еще один международный консорциум с участием азербайджанской стороны, и американские компании “Эксон” и “Мобил”, как и ранее другие фирмы, объявили о своем “выходе” из Азербайджана в виду бесперспективности продолжения нефтегеологоразведывательных работ.

Как можно заметить, есть логика в рассуждениях и вокруг данной версии. Тем не менее, намного больше оснований считать, что Иран, помимо демонстративных мер по защите своих национальных интересов на Каспии, в первую очередь, оказал услугу не кому-то иному, а именно России. И опять упомянем Сочинский саммит СНГ: как официально объявили российские источники, президент РФ В.Путин предупредил, что в Сочи он обязательно обсудит вопрос о статусе Каспия со своими коллегами из Азербайджана и Казахстана (президент Туркменистана Сапармурад Ниязов Туркменбаши в Сочи не поедет). Можно не сомневаться, что Россия обязательно затронет в ходе обмена мнений и последние инциденты на Каспии.

У данной версии может быть немало оппонентов, которые в качестве аргумента будут указывать и на расхождения позиций России и Ирана по вопросу о статусе Каспийского моря. Представляется, что в данном случае важно не то, насколько совпадают точки зрения Москвы и Тегерана по тому или иному конкретному вопросу. Важен результат – хотел того Иран или нет, но своими силовыми акциями на Каспии он явно подтолкнул президента Азербайджана Г.Алиева к российскому руководству. Кстати, примерно то же действие возымели и аналогичные антиазербайджанские шаги Туркменистана. Напомним, что еще весной текущего года Россия прилагала немало усилий для того, чтобы убедить Азербайджан вернуться в рамки Договора о коллективной безопасности (ДКБ) СНГ. Сейчас, когда в Баку во весь голос заговорили о своей незащищенности на Каспии, вполне предсказуем возврат российского руководства и администрации президента Г.Алиева к данной теме. Ведь, в сущности, западные страны и нефтяные лоббисты в этих государствах ни слова не вымолвили в защиту претензий Азербайджана на нефтяные и газовые месторождения на Каспии, оказавшиеся в центре межгосударственных споров.

Итак, развитие событий в июле привело к тому, что Армения и НКР, независимо от своих действий, получили определенные преимущества по сравнению с Азербайджаном. Если при этом иметь в виду, что крайне нестабильной выглядела в исследуемый период и Грузия, то станет ясным, что обе армянские республики получили сегодня шанс превратиться из пассивных наблюдателей в силу, способную и предлагать свои… посреднические услуги и Грузии, и Азербайджану, и даже диктовать своим соседям определенные условия. Данная сфера для Армении, в принципе, не просто новая, а вообще – доселе небывалая, такое невозможно было представить. И если власти страны не воспользуются ситуацией, то впоследствии армянская общественность еще не раз будет вспоминать о промежутке времени после июля 2001г. с сожалением об упущенных шансах и возможностях. А они воистину неисчерпаемые, если учитывать, что старшие по “стратегическому рангу” партнеры Армении – Россия и США, в реалии продолжают свое негласное соперничество. Впрочем, думается, что считающееся негласным соперничество уже давно ни для кого не составляет секрета.

1 августа 2001г.

 
Другие статьи


Оглавление

Статьи на английском языке




Copyright © 2002 ACNIS. All rights reserved.
Copyright Notice